ОЦЕНКА МАШИНЫ

Начать, по-видимому, следует с достаточно неожиданного утверждения о том, что созданием в 1937 году танка Pz.IV немцы определили перспективный путь развития мирового танкостроения. Тезис этот вполне способен шокировать нашего читателя, поскольку мы привыкли считать, что это место в истории отведено советскому танку Т-34. Ничего не поделаешь, придется потесниться и поделить лавры с врагом, хотя и побежденным. Ну а чтобы это утверждение не выглядело голословным, приведем ряд доказательств.

С этой целью попытаемся сравнить "четверку" с противостоявшими ей в разные периоды Второй мировой войны советскими, английскими и американскими танками. Начнем с первого периода — 1940-1941 годы; при этом не станем ориентироваться на тогдашнюю немецкую классификацию танков по калибру пушки, относившую средний Pz.IV к классу тяжелых. Поскольку у англичан не было среднего танка как такового, то придется рассматривать сразу две машины: одну-пехотную, другую-крейсерскую. При этом сравниваются только "чистые" заявленные характеристики, без учета качества изготовления, эксплуатационной надежности, уровня подготовки экипажей и т.д.


Как видно из таблицы 1, в 1940 — 1941 годах в Европе было только два полноценных средних танка — Т-34 и Pz.IV. Британская "Матильда" превосходила немецкий и советский танк в броневой защите в той же степени, в которой Mk IV им уступал. Французский S35 представлял собой доведенный до совершенства танк, соответствовавший требованиям Первой мировой войны. Что же касается Т-34, то, уступая немецкой машине по ряду немаловажных позиций (разделение функций членов экипажа, количество и качество приборов наблюдения), он имел равноценное с Pz.IV бронирование, несколько лучшую подвижность и значительно более мощное вооружение. Такое отставание немецкой машины легко объяснимо — Pz.IV задумывался и создавался как штурмовой танк, предназначенный для борьбы с огневыми точками противника, но не с его танками. В этом плане Т-34 был более универсальным и, как следствие, по заявленным характеристикам лучшим на 1941 год в мире средним танком. Спустя всего полгода ситуация изменилась, о чем можно судить по характеристикам танков периода 1942 — 1943 годов.

Таблица 1



Марка танка Масса,т Экипаж, чел. Лобовая броня, мм Калибр пушки, мм Боекомплект, выстр. Толщина пробиваемой брони на дистанции 1000 м, мм Приборы наблюдения, шт. Скорость движения макс., км/ч Запас хода по шоссе,
корпус башня
Pz.IVE 21 5 60 30 75 80 49 10* 42 200
Т-34 26,8 4 45 45 76 77 60 4 55 300
Matilda II 26,9 4 78 75 40 93 45 5 25 130
Cruiser Mk IV 14,9 4 38 40 87 45 5 48 149
Somua S35 20 3 40 40 47 118 40 5 37 257

* Командирская башенка засчитывается как один прибор наблюдения

Таблица 2



Марка танка Масса,т Экипаж, чел. Лобовая броня, мм Калибр пушки, мм Боекомплект, выстр. Толщина пробиваемой брони на дистанции 1000 м, мм Приборы наблюдения, шт. Скорость движения макс., км/ч Запас хода по шоссе,
корпус башня
Pz.IVG 23,5 5 50 50 75 80 82 10 40 210
Т-34 30,9 4 45 45 76 102 60 4 55 300
Valentine IV 16,5 3 60 65 40 61 45 4 32 150
Crusader II 19,3 5    49 40 130 45 4 43 255
Grant I 27,2 6 51 76 75′ 65 55 7 40 230
Sherman II 30,4 5 51 76 75 90 60 5 38 192

* У танка Grant I в расчет берется только 75-мм пушка.

Таблица 3



Марка танка Масса,т Экипаж, чел. Лобовая броня, мм Калибр пушки, мм Боекомплект, выстр. Толщина пробиваемой брони на дистанции 1000 м, мм Приборы наблюдения, шт. Скорость движения макс., км/ч Запас хода по шоссе,
корпус башня
Pz.IVH 25,9 5 80 80 75 80 82 3 38 210
Т-34-85 32 5 45 90 85 55 102 6 55 300
Cromvell 27,9 5 64 76 75 64 60 5 64 280
M4A3(76)W 33,7 5 108 64 76 71 88 6 40 250

Из таблицы 2 видно, сколь резко возросли боевые характеристики Pz.IV после установки длинноствольного орудия. Не уступая танкам противника по всем прочим параметрам, "четверка" оказалась способной поражать советские и американские танки вне пределов досягаемости их пушек. Об английских машинах речь не идет — четыре года войны англичане топтались на месте. Вплоть до конца 1943 года боевые характеристики Т-34 оставались практически неизмененными, Pz.IV занял первое место среди средних танков. Ответ — и советский, и американский — не заставил себя долго ждать.


Сравнивая таблицы 2 и 3, можно увидеть, что с 1942 года тактико-технические характеристики Pz.IV не менялись (за исключением толщины брони) и в течение двух лет войны оставались ни кем не превзойденными! Лишь в 1944 году, установив на "Шерман" 76-мм длинноствольную пушку, американцы догнали Pz.IV, а мы, запустив в серию Т-34-85, перегнали. Для достойного ответа у немцев уже не оставалось ни времени, ни возможностей.

Анализируя данные всех трех таблиц, можно сделать вывод, что немцы раньше других стали рассматривать танк как основное и наиболее эффективное противотанковое средство, а это — главная тенденция послевоенного танкостроения.

В целом можно утверждать, что из всех немецких танков периода Второй мировой войны Pz.IV был наиболее сбалансированным и универсальным. В этой машине различные характеристики гармонично сочетались и дополняли друг друга. У "Тигра" и "Пантеры", например, имел место явный перекос в сторону защищенности, что привело к их перетяжелению и ухудшению динамических характеристик. Pz.III при многих прочих равных характеристиках с Pz.IV не дотягивал до него по вооружению и, не имея резервов для модернизации, сошел со сцены.

Pz.IV с аналогичной Pz.III, но чуть более продуманной компоновкой, такими резервами обладал в полной мере.


о единственный танк военных лет с пушкой калибра 75 мм, у которого основное вооружение было существенно усилено без смены башни. У Т-34-85 и "Шермана" башню пришлось менять, и, по большому счету, это были почти новые машины. Англичане шли своим путем и, словно модница наряды, меняли не башни, а танки! Но появившийся в 1944 году "Кромвель" так и не дотянул до "четверки", как, впрочем, и "Комета", выпущенная в 1945-м. Обойти немецкий танк, созданный в 1937 году, смог только послевоенный "Центурион".

Из сказанного, конечно же, не следует, что Pz.IV был идеальным танком. Скажем, он имел недостаточную мощность двигателя и довольно жесткую и несовременную подвеску, что отрицательно сказывалось на его маневренных характеристиках. В некоторой степени компенсировать последнее помогало наименьшее среди всех средних танков отношение L/B-1,43.

Нельзя отнести к удачному ходу немецких конструкторов оснащение Pz.lV (как, впрочем, и других танков) противокумулятивными экранами. В массовом порядке кумулятивные боеприпасы применялись редко, экраны же увеличили габариты машины, затрудняя движение в узких проходах, перекрывали большинство приборов наблюдения, затрудняли посадку и высадку экипажа. Впрочем, еще более бессмысленным и довольно дорогостоящим мероприятием была обмазка танков циммеритом.

Значения удельной мощности средних танков


Марка танка Удельная мощность, л.с./т
Pz.IV E 13.4
Pz.IV H 12
Т-34 16
Т-34-85 15.6
Cromvell 20
Grant I 14.3
M4A3(76)W 14.8

Но, пожалуй, самая большая ошибка немцев заключалась в попытке перехода на новый тип среднего танка — "Пантеру". В качестве последнего она не состоялась (подробнее об этом смотри в "Бронеколлекции" № 2, 1997 г.), составив компанию "Тигру" в классе тяжелых машин, но сыграла в судьбе Pz.lV роковую роль.

Сосредоточив в 1942 году все усилия на создании новых танков, немцы перестали заниматься серьезной модернизацией старых. Попробуем представить себе, что было бы, если бы не "Пантера"? Хорошо известен проект установки на Pz.lV башни "Пантеры", причем как стандартной, так и "тесной" (Schmall-turm). Проект вполне реальный по габаритам — диаметр башенного погона в свету у "Пантеры" 1650 мм, у Pz.lV-1600 мм. Башня вставала без расширения подбашенной коробки. Несколько хуже обстояло дело с весовыми характеристиками — из-за большого вылета ствола орудия центр тяжести смещался вперед и нагрузка на передние опорные катки возрастала на 1,5 т. Однако ее можно было компенсировать усилением их подвески. Кроме того, надо учитывать, что пушка KwK 42 создавалась для "Пантеры", а не для Pz.IV. Для "четверки" можно было ограничиться орудием с меньшими массо-габаритными данными, с длиной ствола, скажем, не 70, а 55 или 60 калибров. Такое орудие если и потребовало бы замены башни, то все равно позволило бы обойтись более легкой конструкцией, чем "пантеровская".

Неизбежно возраставший (кстати, и без подобного гипотетического перевооружения) вес танка требовал замены Двигателя. Для сравнения: габариты двигателя HL 120TKRM, устанавливавшегося на Pz.IV, составляли 1220х680х830 мм, а "пантеровского" HL 230Р30 — 1280х960х1090 мм. Почти одинаковыми были у этих двух танков и габариты моторных отделений в свету. У "Пантеры" оно было на 480 мм длиннее, главным образом, за счет наклона кормового листа корпуса. Следовательно, оснащение Pz.lV двигателем большей мощности не являлось неразрешимой конструкторской задачей.

Результаты такого, конечно, далеко не полного, перечня возможных модернизационных мероприятий были бы весьма печальными, поскольку свели бы на нет работу по созданию Т-34-85 у нас и "Шермана" с 76-мм пушкой у американцев. В 1943-1945 годах промышленность третьего рейха изготовила около 6 тысяч "пантер" и без малого 7 тысяч Pz.IV. Если учесть, что трудоемкость изготовления "Пантеры" была почти вдвое больше, чем у Pz.lV, то можно предположить, что за это же время немецкие заводы могли бы выпустить дополнительно 10-12 тысяч модернизированных "четверок", которые доставили бы солдатам антигитлеровской коалиции гораздо больше неприятностей, чем "пантеры".

Назад

armor.kiev.ua

  Немецкий средний танк PzKpfw IV

11 января 1934 года, на заседании Управления вооружений вермахта были утверждены основные принципы вооружения танковых дивизий. Вскоре после этого на свет появился прототип будущего танка PzKpfw IV, который в целях конспирации именовался уже знакомым нам определением «средний трактор» – Mittleren Tractor. Когда необходимость в конспирации отпала и боевая машина стала открыто называться танком командира батальона – Вatail-lonfuhrerswagen (BW).

Это наименование просуществовало вплоть до введения унифицированной системы обозначения немецких танков, когда BW окончательно превратился в средний танк PzKpfw IV. Средние танки должны были служить для поддержки пехоты. Вес машины не должен был превышать 24 тонны, вооружить ее предполагалось короткоствольной 75-мм пушкой. Общую компоновочную схему, толщину броневых листов, принцип размещения экипажа и прочие характеристики решено было заимствовать у предыдущего танка – PzKpfw III. Работы по созданию нового танка начались в 1934 году. Фирма «Рейнметалл-Борзиг» первая представила фанерный макет будущей машины, а в следующем году появился настоящий прототип, получивший обозначение VK 2001/Rh.

Прототип был выполнен из мягкой сварочной стали и весил приблизительно 18 тонн. Не успел он покинуть стены завода-изготовителя, как тут же был отправлен на испытания в Куммерсдорф. (Именно в Куммерсдорфе Адольф Гитлер впервые познакомился с танками вермахта. Во время этой ознакомительной поездки Гитлер проявил большой интерес к вопросам моторизации армии и созданию бронетанковых войск. Начальник штаба управления бронетанковых войск Гудериан устроил для рейхсканцлера показательные испытания мотомеханизированных сил. Гитлеру показали мотоциклетный и противотанковый взводы, а также взводы легких и тяжелых бронемашин. По свидетельству Гудериана, фюрер остался очень доволен визитом.)

ww2history.ru

Обычно работы по созданию первых массовых германских танков Pz.I и Pz.II связывают с приходом к власти нацистов. Это не совсем верно. Ещё в 1931 году инспектор автомобильных войск Рейхсвера генерал-майор Освальд Луц выдвинул проект формирования крупных танковых соединений, оценив при этом достигнутые к тому времени результаты по постройке танков в Германии как неудовлетворительные. Находясь под сильным влиянием начальника своего штаба подполковника Гейнца Гудериана, он отдал указание приступить к разработке проекта танка массой 5000 кг для использования его в учебных целях (единственная поблажка Версальского договора). До сих пор для этого в войсках применялись деревянные макеты танков, смонтированные на легковых автомобилях.

Заказ поступил на четыре фирмы: «Даймлер-Бенц», «Рейнметалл-Борсиг», MAN и «Крупп». Последняя уже располагала готовым проектом «малого трактора» LKA, разработанного инженерами Хогельлохом и Воельфертом. В целях дезинформации танк получил название LaS (Landwirtschaftlicher Schlepper – сельскохозяйственный тягач). Первый прототип был готов в июле 1932 года. Летом следующего года пять первых шасси LaS прошли испытания на Куммерсдорфском полигоне. По их результатам в конструкцию машины были внесены некоторые изменения. Первые 15 серийных танков, получивших индекс 1 LaS Krupp, были готовы к концу апреля 1934 года.

Pz.I Ausf.B отличался от модели А главным образом ходовой частью и силовой установкой.

Они поступили на вооружение учебной команды автомобильных войск в Цоссене. Вскоре команду преобразовали в 1-й танковый полк. На базе аналогичной части в Ордурфе был сформирован 2-й танковый полк. В 1935 году, после отказа Гитлера соблюдать условия Версальского договора, о формировании танковых частей было объявлено уже официально. Вскоре танк 1 LaS Krupp сменил название на Pz.I Ausf.A. Наряду с этим была принята и сквозная система обозначений для всех подвижных средств Вермахта, по которой танк Pz.I и его последующие модификации имели номера от Sd.Kfz.101 до Sd.Kfz.120, а командирский вариант – Sd.Kfz.265.

Командирский танк на базе Pz.I Ausf.B.

Боевая масса Pz.I Ausf.A составляла 5,4 т, экипаж 2 чел.; четырехцилиндровый карбюраторный двигатель Krupp M30S мощностью 57 л с. позволял танку двигаться с максимальной скоростью до 57 км/ч. Вооружение состояло из двух 7,92-мм пулемётов Dreyse MG 13.

В целом же танк Pz.I отличался от танкеток наличием вращающейся башни и несколько большей толщиной броневых листов (6– 13 мм), не превышавшей у последних 10 мм.

С 1936 года началось производство танка Pz.I Ausf.B, главным отличием которого была установка шестицилиндрового двигателя Maybach NL38TR мощностью 100 л. с. Пулемёты MG 13 заменили новыми – MG 34, внесли изменения и в ходовую часть. В результате масса танка выросла до 6 т и его подвижность существенно не возросла. Танки Pz.I обеих версий послужили базой для командирского танка, самоходной установки с 47-мм чешской противотанковой пушкой, тягачей и других специальных машин. В последующем делались попытки создания новых конструкций в развитие линии Pz.I, но дальше выпуска установочных партий из 46 танков Pz.I Ausf.C и 30 Ausf.F дело не пошло.

Panzer I стал первым немецким танком, поступившим на вооружение Вермахта. И хотя эта машина предназначалась для подготовки кадров танковых войск, довольно долго ей суждено было составлять основу немецкого танкового парка. С середины 1934 года параллельно с поставкой боевых машин в войска началось и развёртывание танковых частей. Интенсификации этого процесса способствовало назначение военным министром Германии генерала Бломберга, а начальником канцелярии военного министерства – генерала Рейхенау, придерживавшихся прогрессивных взглядов на роль танковых войск в будущей войне. К этому следует добавить, что сам Гитлер проявлял большой интерес к моторизации армии. Вот что пишет по этому поводу в своих «Воспоминаниях солдата» Гейнц Гудериан, получивший в конце 1934 года приглашение продемонстрировать перед рейхсканцлером в Куммерсдорфе действия подразделений мотомеханизированных войск: «Я показал Гитлеру мотоциклетный взвод, противотанковый взвод, взвод учебных танков T-I, взвод лёгких бронемашин и взвод тяжёлых бронемашин. Большое впечатление на Гитлера произвели быстрота и точность, проявленные нашими подразделениями во время их движения, и он воскликнул: „Вот это мне и нужно!“

И дело пошло! К 15 октября 1935 года были сформированы три танковые дивизии: 1-й, расположенной в Веймаре, командовал генерал Вейхс, 2-й, расположенной в Вюрцбурге, – полковник Гудериан, 3-й, расположенной в Берлине, – генерал Фессман. Эти соединения по большей части укомплектовывались танками Pz.I, так как других боевых машин в распоряжении Панцерваффе практически не было. Компанию «единичке» мог составить только Pz.II, но производство этого танка в 1935 году лишь начиналось.

Своё боевое крещение Panzer I получил в Испании. Принятие Гитлером решения о помощи генералу Франко привело к созданию легиона «Кондор», в который входили части ВВС и сухопутных войск.

Этот снимок наглядно демонстрирует соотношение размеров танка и человека.

Первые девять Pz.I Ausf.A поступили в легион в октябре 1936 года, за ними последовали ещё 32 боевые машины этой модификации. Часть легиона, вооружённая танками, получила название танковая группа «Дроне» (Panzergruppe Drohne). Её командиром был назначен подполковник Вильгельм Риттер фон Тома. Поначалу группа имела следующую организацию: штаб и две танковые роты по три секции в каждой. В каждую секцию входили пять танков плюс одна командирская машина. Подразделения поддержки состояли из транспортного отделения, полевой ремонтной мастерской, противотанкового артиллерийского и огнемётного отделений. Личный состав состоял из 180 солдат и офицеров 6-го немецкого танкового полка, прибывших в Испанию под видом туристов. Предполагалось, что группа «Дроне» будет главным образом заниматься обучением испанских танкистов, а не воевать. Впрочем, фон Тома сразу же убедился, что «испанцы быстро учатся, но так же быстро забывают то, что выучили», поэтому в смешанных германо-испанских экипажах наиболее ответственную часть работы выполняли немцы.

Колонна немецких танков во главе с Pz.I движется по территории Польши. Сентябрь 1939 года.

Первое столкновение с республиканскими Т-26 произошло 28 октября 1936 года. Танки Pz.I Ausf.A в этом бою поддерживали кавалерию франкистов и оказались совершенно бессильными перед пушечными танками республиканцев. Прибытие в декабре первой партии из 19 Pz. IB никак не улучшило ситуацию. Однако ничего другого у франкистов не было, и группу «Дроне» перебросили под Мадрид.

Чтобы хоть как-то повысить огневую мощь немецких танков, в немного увеличенной по высоте башне Pz.IA установили итальянскую 20-мм пушку Breda mod.35. Сколько машин переделали таким образом, сказать трудно. Обычно сообщается, что несколько. Однако как в отечественной, так и в зарубежной литературе публикуется всего одна фотография тех лет с одним переделанным танком. Не встречаются эти машины и на более поздних снимках.

В марте 1937 года в состав группы «Дроне» включили танковую роту, укомплектованную трофейными советскими Т-26, а с августа началось переформирование группы в испанскую часть. Этот процесс завершился в марте 1938 года созданием Bandera de Garros de Combate de la Legion, организационно вошедшей в состав Испанского иностранного легиона. «Бандера» состояла из двух батальонов: один был вооружён немецкими танками Pz.I Ausf.A и Ausf.B, другой – советскими Т-26. Оба батальона участвовали в боях под Тэруэлем и Брунете, в Басконии, в битве у р. Эбро и в боях в Каталонии в 1939 году. В ходе боевых действий потери среди немецких танкистов составили 7 человек. Их участие в гражданской войне в Испании завершилось парадом в Мадриде 19 мая 1939 года. После этого «туристы» вернулись в Германию. Немецкие же танки Pz.I эксплуатировались в испанской армии до конца 1940-х годов.

Лёгкий танк Pz.I Ausf.A из состава 40-го танкового батальона специального назначения. Норвегия, апрель 1940 года.

В марте 1938 года танки Pz.I приняли участие в аншлюсе Австрии. 2-я танковая дивизия генерала Гудериана за двое суток совершила 420-километровый марш-бросок. При этом до 38 % танков вышли из строя из-за недостаточной надёжности и были оставлены на обочинах дорог. После этого «похода» Гудериан остро поставил вопрос об улучшении системы эвакуации и ремонта танков. При оккупации Судетской области Чехословакии в октябре 1938 года ситуация значительно улучшилась. К зонам оперативного развёртывания танки Panzer I и Panzer II доставляли на грузовиках, чтобы хоть как-то сохранить мизерный ресурс гусениц.

К началу Второй мировой войны 1 сентября 1929 года в Вермахте насчитывалось 1445 танков Pz. I, что составляло 46,4 % всех боевых машин Панцерваффе. Количество же их в танковых дивизиях существенно различалось. Скажем, в наиболее оснащённой средними танками 1-й танковой дивизии было только 85 Pz.I всех модификаций, включая командирские; во 2-й и 3-й – заметно больше, по 153; в 5-й танковой – 150. В 10-й танковой и дивизии «Kempf», имевших по одному танковому полку, имелось 73 и 78 Pz.I соответственно. Меньше всего «единичек» насчитывалось в лёгких дивизиях: в 1-й – 54, 2-й – 47, 3-й – 47, 4-й – 41.

Броня Pz.I легко пробивалась снарядами 37-мм противотанковых и 75-мм полевых пушек польской армии. Так, при прорыве позиций Волынской бригады кавалерии под Мокрой, например, 35-й танковый полк 4-й танковой дивизии Вермахта потерял 11 Pz.I, против которых поляки успешно применяли даже танкетки. Пулемётный обстрел бронебойными пулями двигателя и бензобаков давал неплохие результаты. При встречах же с польскими танками 7ТР «единичке» и вовсе приходилось туго; например, 5 сентября, во время контрудара польских войск под г. Петркув-Трыбунальским танки 7ТР 2-го польского танкового батальона уничтожили пять Pz.I.

К концу Польской кампании потери Вермахта составили 320 Pz.I; из них 89 машин были потеряны безвозвратно.

Для боевых действий в Дании и Норвегии на базе 35-го танкового полка 4-й танковой дивизии был сформирован 40-й батальон специального назначения (40Pz.Abt.z.B.v.), материальную часть его в основном составляли танки Pz.I.

К началу наступления на Западе 10 мая 1940 года Панцерваффе располагали 1214 танками Pz.I, 523 из них находились в боеготовом состоянии. Количество машин этого типа в танковых соединениях Вермахта заметно уменьшилось. Больше всего – по 106 единиц – их имелось в 3-й и 4-й танковых дивизиях; в остальных дивизиях – от 35 до 86.

Наиболее крупным боем с участием Pz.I стала битва у Намюра. 12 и 13 мая 1940 года 3-я и 4-я немецкие танковые дивизии потеряли там 64 Pz.I. У «единичек» не было шансов при столкновении с французскими танками – толстобронными и вооружёнными пусть слабыми, но всё-таки пушками. Поэтому, несмотря на то что во время Французской кампании танковые бои носили эпизодический характер, потери немцев были весьма существенны – 182 Pz.I.

Pz.I Ausf.A под Эль-Агейлой. Северная Африка, 1941 год.

В операциях Балканской кампании принимали участие Pz.I 2-й, 5-й и 11-й танковых дивизий. Стоит также упомянуть, что 25 Pz.I в составе 5-й лёгкой дивизии отправились в Северную Африку.

На 22 июня 1941 года Вермахт располагал 410 исправными танками Pz.I, причём в танковых частях первой линии имелось только 74 машины. Ещё 245 танков находились в ремонте или переоборудовании. К концу года на Восточном фронте были потеряны практически все задействованные Pz.I – 428 единиц. В боевых частях они уже почти не встречались, и за весь следующий – 1942 год – Красная Армия уничтожила лишь 92 Pz.I. В этом же году их сняли с вооружения. Оставшиеся машины переделывали в основном в транспортёры боеприпасов. Некоторое их количество использовалось в составе полицейских частей в боях с партизанами, а в Германии – для подготовки и обучения танкистов.

Английский офицер осматривает подбитый Pz.I Ausf.A. Северная Африка, декабрь 1941 года.

Созданные в начале 1930-х годов (в первую очередь для учебных целей) лёгкие немецкие танки Pz.I имели ограниченную боеспособность. С одной стороны, это обуславливалось чисто пулемётным вооружением, бесперспективность которого была очевидной уже в то время и полностью подтвердилась в ходе войны в Испании, с другой – слабой конструктивной отработкой и наиболее низкой по сравнению с другими немецкими танками технической надёжностью, особенно в ходовой части и силовой установке.

Застрявший в грязи Pz.I. Группа армий «Центр», октябрь 1941 года.

Круговое бронирование толщиной 13 мм спасало только от огня лёгкого стрелкового оружия. При испытаниях трофейного образца в Англии башню и маску пулемётов часто заклинивало при стрельбе, особенно залповой, а воздухозаборник двигателя как будто специально был создан для забрасывания его гранатами. Во время войны в Испании его закрыли дополнительным листом. К тому же машина показала очень плохую проходимость в условиях бездорожья.

Здесь небезынтересно привести отрывок из книги Гельмута Клотца «Уроки гражданской войны в Испании» (М., Воениздат, 1938), в котором даётся оценка танку Pz.I с точки зрения современников: «Германский танк, являющийся основой вооружения новых бронетанковых дивизий в Германии, которых так опасались и которые всегда переоценивали, оказался весьма посредственным и почти неприменимым оружием. Ген. Франко потерял от 70 до 100 таких танков, часто в незначительных боях. Во многих случаях – можно даже сказать, в большинстве их – танки этого типа были вынуждены сдаваться, как только попадали под пулемётный или даже ружейный огонь пехоты.

Pz.I штаба 7-го танкового полка 10-й танковой дивизии. Восточный фронт, начало 1942 года.

Хотя по вполне понятным причинам критика этих танков со стороны германских специалистов, участвовавших в «испанской генеральной репетиции», очень сдержанна, тем не менее она строга и поучительна. Германский лёгкий танк (как мы уже говорили и как это подтверждают все специалисты – как германские, так и итальянские) показал полную свою несостоятельность. Возможно, что иногда, при особо благоприятных условиях, он может быть использован для чисто разведывательных целей, но для боя в собственном смысле, даже для сопровождения пехоты, этот танк неприемлем.

Это находит своё объяснение в основном в следующем:

1. Толщина брони этого танка совершенно недостаточна. Уже со средней дистанции и при неблагоприятном угле 20-мм снаряд легко пробивает её и уничтожает танк. Иногда бывает достаточно пули пехотной винтовки или пулемёта, чтобы вывести его из боя, даже при стрельбе на значительных расстояниях.

2. Германские конструкторы рассчитывали компенсировать этот недостаток лёгкого танка увеличением его скорости. Несомненно, аксиома «скорость защищает от огня» может быть иногда принята. Однако в данном случае это оказалось ошибочным, и одной из главных причин этой ошибки является то, что не был учтён значительно более быстрый рост скорострельности лёгкого оружия обороны по сравнению с ростом скорости танков.

Брошенный немцами при отступлении Pz.I Ausf.B. Калининский фронт, г. Великие Луки, 1943 год.

3. К этому нужно добавить, что большая скорость движения германского танка (50 км/час в условиях всякой местности) не может быть использована во время боя без риска снизить до минимума (если не до нуля) точность пулемётного огня этого танка. Для стрельбы с некоторым шансом на успех в условиях среднепересеченной местности необходимо уменьшить скорость танка до 25–30 км/час, а часто даже и больше. Это означает, что быстроходность танка является для него балластом, из которого можно извлечь выгоду лишь в исключительных случаях. Но даже в этих случаях это проблематическое преимущество, которое всё же можно себе представить, приобретается дорогой ценой. По мнению германских специалистов, экономия, достигнутая в весе танка и использованная для увеличения его скорости, могла быть лучше использована для усиления брони.

Мы считаем бесспорным следующее. Начиная с определённого предела, скорость приобретает лишь второстепенное значение, её увеличение не только не даёт преимущества, но уменьшает эффективность огня. Этот максимальный предел скорости (если судить по опыту войны в Испании) находится для лёгкого танка между 20 и 30 км/час, а для среднего танка – между 30 и 40 км/час. По мере роста скорости затрудняется возможность наблюдения из него. Танк, идущий полным ходом, легче попадёт в западню или натолкнётся на препятствие, чем танк, двигающийся медленно и способный в силу этого лучше наблюдать.

4. Экипаж танка, идущего быстрым ходом, сильно утомляется. Вследствие этого уменьшается манёвренная способность танка. Экипажи германских танков, захваченные в плен, часто говорили, что они потеряли ориентировку и не могли точно определить, где находились свои войска и где был противник. Было много случаев захвата республиканскими войсками германских танков, находившихся в хорошем состоянии. Это объясняется тем, что экипажи этих танков вследствие сильных толчков теряли управление своей машиной, утрачивали способность ориентироваться и вынуждены были останавливать танки и сдаваться в плен. Такое объяснение тем более правдоподобно, что, как правило, экипажами этих танков не было произведено попыток привести в негодность внутреннее оборудование танков или какие-нибудь его части.

Плавающий вариант танка Pz.I Ausf.B на выставке трофейной техники в ЦПКиО имени Горького. Москва, 1945 год.

5. Лёгкий германский танк (меньший по размеру и особенно более короткий, чем средний танк) при быстром движении по пересечённой местности или местности, имеющей искусственные неровности, сильно качается. Часто при этом такой танк увязает в земле и останавливается. Единственным способом поправить положение является полная остановка танка, после чего можно попытаться пустить его в ход на меньшей скорости. Нет необходимости указывать на трудность такого манёвра перед лицом противника, готового перейти к действию».

К этому, как говорится, ничего ни добавить, ни убавить. Стоит лишь отметить, что к началу Второй мировой войны все эти недостатки усугубились. Наличие же довольно большого количества танков Pz.I в частях Панцерваффе в начальном периоде войны можно объяснить только нехваткой полноценных современных боевых машин.

Подразделение танков Pz.I Ausf.F. Восточный фронт, 1943 год.

Вместе с тем эти быстроходные и манёвренные танки полностью соответствовали самой идее блицкрига – «молниеносной» войны. Именно высокая динамичность и передовая тактика позволили немецким танковым войскам, наполовину и даже более состоящим из лёгких танков, добиваться быстрого успеха в кампаниях 1939–1941 годов. Не превосходя (кроме кампании в Польше и на Балканах) противника по количеству и качеству боевых машин, они переигрывали его тактически.

Следующая глава >

military.wikireading.ru

Решение о разработке среднего танка (который также называют танком артиллерийской поддержки) имеющего короткоствольную пушку приняли в январе 34-го года. В следующем году компании Крупп-Грузон, MAN и Рейнметалл-Борзиг представили для испытаний свои прототипы. Армейцам понравился крупповский проект. Машины модификации А были выпущены в 37-м году, модификации В (так называемые установочные партии) – в 1938-м. В течение следующего года построили 134 танка модификации С.

Боевая масса танков 18,4 – 19 тонн, толщина брони до 30 миллиметров, максимальная скорость по шоссе — 40 км/ч, запас хода — 200 километров. В башне устанавливалась пушка калибра 75 мм длиной L/24 (24 калибра) и спаренный с ней пулемет. Еще один размещался справа в лобовом листе корпуса в шаровой установке. По конструкции и компоновке танк в основном повторял средний Pz Kpfw III.

По состоянию на 1 сентября 1939 года вермахт имел 211 танков Pz Kpfw IV. Танк во время польской кампании показал себя отлично, и его наряду со средним танком Pz Kpfw III утвердили как основной. Его массовое производство развернулось в октябре того же года. Уже в 40-м году было выпущено 278 шт. модификаций D и Е.

В танковых дивизиях Германии к моменту французского вторжения на Западном театре имелось около 280 танков Pz Kpfw IV. Эксплуатация в боевых условиях показала, что броневая защита недостаточная. В результате толщина листов лобовой части была доведена до 60 мм, бортов — до 40 мм, башни — до 50 мм. В результате, боевой вес модификаций Е и F которые выпускались в 40—41 годах увеличился до 22 тонн. Для сохранения удельного давления в приемлемых рамках, была незначительно увеличена ширина гусениц — до 400 миллиметров с 380.

Немецкие «четверки» проигрывали огневые поединки с танками KB и Т-34 советского производства из-за неадекватных характеристик вооружения. Начиная с весны 42-го года на Pz Kpfw IV начали устанавливать 75-миллиметровые длинноствольные пушки (L/43). Начальная скорость подкалиберного снаряда составляла 920 метров в секунду. Так появилась Sd Kfz 161/1 (модификация F2), которая по вооружению превосходила даже Т-34-76. Модификация G выпускалась в 1942-1943 гг., Н – с 43-го и J – с июня 44-го (все модификации кодировались как Sd Kfz 161/2). Последние две модификации оказались самыми совершенными. Толщину лобовых броневых листов увеличили до 80 миллиметров. Мощность пушки увеличилась: длина ствола составляла 48 калибров. Вес увеличился до 25 тыс. кг. Ausf J на одной заправке могли двигаться по шоссе на расстояние до 320 километров. На всех танках с 1943 года стали обязательными 5-миллиметровые экраны, которые защищали борта и башню сзади и сбоку от пуль противотанковых ружей и кумулятивных снарядов.

Сварной корпус танка по конструкции был прост, хотя и не отличался рациональным наклоном бронелистов. Большое количество люков облегчало доступ к разным механизмам и агрегатам, но при этом снижало прочность корпуса. Перегородки разделяли внутреннее пространство на три отсека. Отделение управления занимало передний отсек, в котором размещались коробки передач: бортовые и общая. В этом же отсеке размещались водитель и радист, оба имели собственные приборы наблюдения. Башня многогранной формы и средний отсек отводились под боевое отделение. Основное вооружение, боеукладка и остальные члены экипажа: заряжающий, наводчик и командир располагались в нем. Вентилирование улучшали люки выполнение по бокам башни, однако они снижали снарядостойкость танка.

В командирской башенке имелось пять смотровых приборов с броневыми заслонками. Также смотровые щели имелись в боковых люках башни и по обе стороны маски пушки. Наводчик имел телескопический прицел. Башня вращалась вручную или при помощи электромотора, вертикальная наводка пушки осуществлялась только вручную. В боекомплект входили дымовые и осколочно-фугасные гранаты, кумулятивные, подкалиберные и бронебойные снаряды.

В моторном отделении (кормовая часть корпуса) размещался 12-цилиндровый карбюраторный двигатель с водяным охлаждением. В ходовую часть входили восемь обрезиненных опорных катков небольшого диаметра, которые были сблокированных по два. Листовые рессоры являлись упругими элементами подвески.

Средний танк Pz Kpfw IV себя зарекомендовал как легкоуправляемая и надежная машина. Однако ее проходимость, особенно у перетяжеленных танков последних выпусков, была довольно плохой. По броневой защите и вооружению он превосходил все подобные производимые в западных странах, кроме некоторых модификаций английских «Комет» и американских М4.

Технические характеристики среднего танка Pz Kpfw IV (Ausf D/Ausf F2/Ausf J):
Год выпуска – 1939 г./1942 г./ 1944 г.;
Боевая масса – 20000 кг/23000 кг/25000 кг;
Экипаж – 5 человек;
Длина по корпусу – 5920 мм/5930 мм/ 5930 мм;
Длина с пушкой вперед – 5920 мм/6630 мм/7020 мм;
Ширина – 2840 мм/2840 мм/2880 мм;
Высота – 2680 мм;
БРОНИРОВАНИЕ:
Толщина броневых листов (угол наклона к вертикали):
Лобовая часть корпуса – 30 мм (12 град.)/50 мм (12 град.)/80 мм (15 град.);
Борта корпуса – 20 мм/30 мм/30 мм;
Лобовая часть башни – 30 мм (10 град.)/50 мм (11 град)/50 мм (10 град);
Днище и крыша корпуса – 10 и 12 мм/10 и 12 мм/10 и 16 мм;
ВООРУЖЕНИЕ:
Марка пушки – KwK37/KwK40/KwK40;
Калибр – 75 мм
Длина ствола – 24 клб./43 клб./48 клб.;
Боекомплект – 80 выстрелов/87 выстрелов/87 выстрелов;
Число пулеметов – 2;
Калибр пулеметов – 7,92 мм;
Боекомплект – 2700 патронов/3000 патронов/3150 патронов
ПОДВИЖНОСТЬ:
Тип и марка двигателя — «Майбах» HL120TRM;
Мощность двигателя – 300 л. с./300 л. с./272 л. с.;
Максимальная скорость по шоссе – 40 км/ч/40 км/ч/38 км/ч;
Запас топлива – 470 л/470 л/680 л;
Запас хода по шоссе – 200 км/200 км/320 км;
Среднее давление на грунт – 0,75 кг/см2/0,84 кг/см2;0,89 кг/см2.

topwar.ru

М. Барятинский

Бронеколлекция 1999 №06 (27) Средний танк Panzer IV

Приложение к журналу «МОДЕЛИСТ-КОНСТРУКТОР»

Обложка: 1-я стр — рис. В. Лобачева, 2 _ 4-, стр. — рис. М.Дмитриева.

Автор выражает благодарность О. Баронову за помощь в работе над монографией.

В монографии использованы фотографии из Российского государственного архива кинофотодокументов, частных собраний М. Барятинского, О. Баронова и Я. Магнуского, а также из книг G. Forty, World War Two Tanks; В. Culver, Pz. Kpfw IV и журнала Military Modelling.

Чертежи, схемы и рисунки выполнены М.Дмитриевым, а также заимствованы из изданий, полные выходные данные которых приведены в списке литературы.

Pz.IV Ausf.D, 6-я танковая дивизия, лето 1941 года. К началу операции «Барбаросса» машины ранних выпусков приобрели черты, характерные для более поздних моделей —ящик для снаряжения на корме башни и гусеничные траки на лобовой броне корпуса.

«Мы замерли, увидев показавшиеся из садов Ситно уродливые, чудовищные машины ярко- желтой тигровой окраски. Они медленно катились в нашу сторону, сверкая языками выстрелов.

— Я таких еще не видал, — говорит Никитин.

Немцы движутся линией. Всматриваюсь в бинокль в ближайший левофланговый танк, вырвавшийся далеко вперед. Его контур что-то напоминает мне. Но что?

— „Рейнметалл“! — выкрикнул я, вспомнив фотографию немецкого тяжелого танка, которую видел в альбоме училища, и скороговоркой выпалил: — Тяжелый, пушка семьдесят пять, прямой выстрел восемьсот, броня сорок…»

Так в своей книге «Записки советского офицера» вспоминает первую встречу с немецким танком Panzer IV в июньские дни 1941 года танкист Г.Пенежко.

Впрочем, под таким названием эта боевая машина была почти не известна бойцам и командирам Красной Армии. Да и теперь, спустя полвека после окончания Великой Отечественной войны, сочетание немецких слов «панцер фир» у многих читателей «Бронеколлекции» вызывает недоумение. Как тогда, так и сейчас этот танк более известен под «русифицированным» названием T-IV, нигде за пределами нашей страны не применяющимся.

Panzer IV—единственный немецкий танк, находившийся в серийном производстве всю Вторую мировую войну и ставший самым массовым танком вермахта. Его популярность у немецких танкистов была сравнима с популярностью Т-34 у наших и «Шермана» у американцев. Хорошо конструктивно отработанная и исключительно надежная в эксплуатации, эта боевая машина в полном смысле слова была «рабочей лошадью» панцерваффе.

История создания

Уже в начале 30-х годов в Германии была выработана доктрина строительства танковых войск, сложились взгляды и на тактическое использование различных типов танков. И если легкие машины (Pz.I и Pz.II) рассматривались преимущественно как учебно-боевые, то их более тяжелые «собратья» — Pz.III и Pz.IV — как полноценные боевые танки. При этом Pz.III должен был выполнять функции среднего танка, а Pz.IV — танка поддержки.

Проект последнего разрабатывался в рамках требований к машине 18-тонного класса, предназначенной для командиров танковых батальонов. Отсюда и его первоначальное название Bataillonsfiihrerwagen — BW. По своей конструкции он был очень близок к танку ZW — будущему Pz.III, но, имея почти одинаковые с ним габаритные размеры, BW отличался более широким корпусом и большим диаметром башенного погона, что изначально заложило определенный резерв для его модернизации. Новый танк предполагалось вооружить крупнокалиберным орудием и двумя пулеметами. Компоновка закладывалась классическая — однобашенная, с традиционным для немецкого танкостроения передним расположением трансмиссии. Забронированный объем обеспечивал нормальную работу экипажа из 5 человек и размещение снаряжения.

Проектированием BW занимались фирмы Rheinmetall-Borsig AG в Дюссельдорфе и Friedrich Krupp AG в Эссене. Свои проекты, впрочем, представили и фирмы Daimler-Benz и MAN. Интересно отметить, что все варианты, за исключением рейнметалловского, имели ходовую часть с шахматным расположением опорных катков большого диаметра, разработанную инженером Е.Книпкампом. Единственный же построенный в металле прототип — VK 2001 (Rh) — был оснащен ходовой частью, почти полностью заимствованной у тяжелого многобашенного танка Nb.Fz., несколько образцов которого изготовили в 1934 — 1935 годах. Этой конструкции ходовой части и отдали предпочтение. Заказ на производство танка 7,5-cm Geschutz-Panzerwagen (Vs.Kfz.618) — «бронированная машина с 75-мм пушкой (экспериментальный образец 618)» — в 1935 году получила фирма Krupp. В апреле 1936 года название было изменено на Panzerkampfwagen IV (сокращенно Pz.Kpfw.IV, часто встречается Panzer IV, и совсем краткое — Pz.IV). По сквозной системе обозначений подвижных средств вермахта танк имел индекс Sd.Kfz.161.

Проект фирмы MAN — VK 2002 (MAN).

Проект фирмы Daimler-Benz — VК 2001 (D).

Проект фирмы Krupp — VK 2001 (К).

Прототип VK2001 (Rh), 1935 год.

Несколько машин нулевой серии были изготовлены в цехах крупповского завода в Эссене, но уже в октябре 1937 года производство перенесли на завод Krupp- Gruson AG в Магдебурге, где начался выпуск боевых машин модификации А.

Броневая защита корпуса Ausf.A колебалась от 15 (борта и корма) до 20 (лоб) мм. Лобовая броня башни достигала 30, бортов — 20, кормы — 10 мм. Боевая масса танка составила 17,3 т. Вооружение — 75-мм пушка KwK 37 с длиной ствола в 24 калибра (L/24); в ее боекомплект входило 120 выстрелов. Два пулемета MG 34 калибра 7,92 мм (один — спаренный с пушкой, другой — курсовой) имели боезапас в 3000 патронов. Танк оснащался 12-цилиндровым V-образным карбюраторным двигателем жидкостного охлаждения Maybach HL 108TR мощностью 250 л.с. при 3000 об/мин и пятискоростной механической коробкой передач типа Zahnradfabrik ZF SFG75. Двигатель был расположен несимметрично, ближе к правому борту корпуса. Ходовая часть состояла из восьми сдвоенных опорных катков малого диаметра, сблокированных попарно в четыре тележки, подвешенные на четвертьэллиптических листовых рессорах, четырех поддерживающих катков, ведущего колеса переднего расположения и направляющего колеса с механизмом натяжения гусеницы. Впоследствии при многочисленных модернизациях Pz.IV его ходовая часть не претерпела сколько-нибудь серьезных конструктивных изменений.

Характерными чертами машин модификации А стали командирская башенка цилиндрической формы с шестью смотровыми щелями и курсовой пулемет в шаровой установке в ломаном лобовом листе корпуса. Башня танка была смещена влево от его продольной оси на 51,7 мм, что объяснялось внутренней компоновкой механизма поворота башни, включавшего в себя двухтактный бензиновый двигатель, генератор и электромотор.

До марта 1938 года заводские цеха покинули 35 танков модификации А. Практически это была установочная партия.

Pz.IV Ausf.A, 1-я танковая дивизия, Польша, сентябрь 1939 года.

Характерные особенности башни танка Pz. IV Ausf.A

Машины модификации В несколько отличались от предыдущих. Ломаную лобовую плиту корпуса заменили на прямую. ликвидировали курсовой пулемет (на его месте появился смотровой прибор радиста, а справа от него — бойница для стрельбы из личного оружия), ввели новую командирскую башенку и перископический прибор наблюдения, изменили конструкцию бронировки почти всех смотровых приборов, вместо двухстворчатых крышек посадочных люков механика-водителя и радиста установили одностворчатые. Танки Ausf.B оснащались двигателем Maybach HL120TR мощностью 300 л.с. при 3000 об/мин и шестискоростной коробкой передач ZF SSG76. Боекомплект сократился до 80 выстрелов и 2700 патронов. Броневая защита практически осталась прежней, лишь толщину лобовой брони корпуса и башни довели до 30 мм.

www.litmir.me

Панцер танк

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.