Наверное многие видели подъем этой самоходки.
Полное видео публикуется впервые

"StuG-40 была обнаружена поисковым отрядом "Высота" г. Великие Луки в 2002 г в пяти км от г. Великие Луки под дер. Копытово по Старо Сокольнической дороге. Самоходка принадлежала к оперативной группе "Шевалери" группы армий "Центр". Немецкие бронетанковые силы были загнаны в болотистую местность, где и была подбита эта самоходка. Со слов местного жителя — свидетеля тех боев, эта самоходка стояла на льду замерзшего болота с открытыми люками. В левом борту рубки было две небольшие дырки. Внутри самоходки, на своих местах находились погибшие немецкие танкисты. Их было четверо, окоченевших и окровавленных. Никто не трогал эту и другие подбитые танки. Самоходка простояла нетронутой до весны. а когда пригрело солнце, провалилась под лед и утонула в болоте. Останки экипажа переданы немецкой похоронной команде. Самоходка передана в г. Саратов в музей, где и находится сейчас."


Via

Sturmgeschütz III (StuG III; Штурмгешютц III, Штуг III) — средняя по массе немецкая самоходно-артиллерийская установка класса штурмовых орудий времён Второй мировой войны на базе танка PzKpfw III. Серийно выпускалась в различных модификациях с 1940 по 1945 год и стала самым массовым по численности представителем бронетехники вермахта (выпущено 8636 САУ с 75-мм орудиями).
Полное официальное название машины — Gepanzerte Selbstfahrlafette für Sturmgeschütz III mit 7,5-cm-Sturmkanone 37 oder 40. По ведомственному рубрикатору министерства вооружений нацистской Германии САУ обозначалась как Sd.Kfz. 142. StuG III также обозначается как StuG 40, в советской литературе эту машину именовали «Арт-Штурм». StuG III активно использовались на всех фронтах Второй мировой войны и в целом получили хорошие отзывы немецкого командования: по отчётам гитлеровцев, к началу 1944 на счету StuG III было около 20 000 танков противника[1]. Захваченные Красной армией StuG III переделывались в САУ СУ-76И.На базе STUG3 была разработана Stug 40 с удлинённой 75-мм пушкой или 105-мм гаубица

www.yaplakal.com

На начальном этапе Второй мировой войны немецкие войска захватили богатые европейские трофеи, среди которых была и бронетехника поверженных стран. Часть танков немцы использовали практически без переделок, а на шасси некоторых из них создавали бронетехнику различного назначения: от транспортеров боеприпасов до самоходных гаубиц, которые часто выпускались очень ограниченными сериями. В этой статье речь пойдет о самоходных гаубицах Sturmpanzer II (Bison II) (выпущено всего 12 штук), G.Pz. Mk. VI (e) (построено 18 штук: 6 со 150-мм и 12 со 105-мм гаубицами) и 10,5 cm leFH 18/3(Sf) B2(f) (выпущено всего 16 штук).


Sturmpanzer II (Bison II)

Несколько неожиданный, хотя и вполне закономерный успех боевого применения импровизированных самоходок Sturmpanzer I Bison, вооруженных 150-мм гаубицей sIG 33 и построенных на базе легкого танка Pz.Kpfw.I Ausf.B, открыл «второе дыхание» для танков устаревших типов. Работы по установке различных артиллерийских систем на шасси танков в Германии были продолжены. Начиная с 1940 года, попытки установки тяжелых 150-мм гаубиц, столь необходимых для поддержки пехоты на поле боя, предпринимались в Германии многократно.

Немецкие конструкторы работали с различными шасси как легких, так и средних танков: от Pz.Kpfw.I до Pz.Kpfw.IV. Еще до того как в серию пошел Sturmpanzer I Bison у немецких конструкторов были планы создать что-то более эффективное, построенное на шасси и компонентах танков Pz.Kpfw.II. В октябре 1940 года компания Alkett собрала первый прототип на базе шасси танка Panzer II Ausf B, которое, как оказалось, не обеспечивало достаточно места для размещения столь массивного орудия, а также не могло в достаточной мере гасить отдачу орудия при выстреле. При этом пехотная 150-мм гаубица sIG 33 ставилась на танк уже без лафета и колес.


18 февраля 1941 года было принято решение построить Sturmpanzer II (который иногда называли Bison II) на модифицированном шасси танка Pz.Kpfw.II. Компоновка была оставлена прежней, но корпус танка удлинили на 600 мм и расширили на 330 мм. В состав ходовой части был добавлен один дополнительный опорный каток, в итоге их стало шесть. В отличие от многих немецких САУ, той же модели Sturmpanzer I Bison, которая напоминала скворечник на гусеницах, или САУ Wespe, новая самоходная гаубица не имела защищающих расчет бронеплит по всей длине надстройки. За счет практически полного отсутствия бронерубки высота САУ была небольшой.

Вооружение осталось неизменным. Была использована пехотная 150-мм гаубица sIG 33, которую немцы установили ни на одном танковом шасси. Пушка оснащалась штатным телескопическим прицелом Rblf36, который обеспечивал двукратное увеличение. Возимый боекомплект состоял из 30 выстрелов почти полностью осколочно-фугасных, но для борьбы с бронированными целями могли использоваться и кумулятивные боеприпасы. В укладке перевозился 7,92-мм пулемет MG34, предназначенный для защиты от пехоты противника.

Механик-водитель самоходки располагался в небольшой бронированной рубке перед боевым отделением. В отличие от базового танка в его распоряжении имелся люк для посадки и высадки из боевой машины. Силовая установка, элементы ходовой части и трансмиссия были без принципиальных изменений заимствованы у серийного танка. Двигатель остался прежним. Это был 6-цилиндровый бензиновый Maybach HL62 TRM, развивавший мощность 140 л.с. при 2800 оборотах в минуту. Согласно другим данным на серийных самоходках мог использоваться двигатель Büssing-NAG L8V с максимальной мощностью 150 л.с. также при 2800 оборотах в минуту.


Топливо размещалось в двух баках общей емкостью 200 литров. Для обеспечения лучшего охлаждения в крыше моторного отделения были вырезаны два больших люка. Сделано это было еще и потому, что самоходки изначально планировалось использовать в Северной Африке, куда уже был переброшен Африканский корпус под командованием генерала Роммеля. Трансмиссия была унаследована от танка и включала в себя механическую коробку передач (5 скоростей вперед и одна назад) типа ZF Aphon SSG46, главный и бортовые фрикционы, а также ленточные тормоза.

После всех изменений масса самоходки выросла до 11,2 тонн, что было на 2,3 тонны больше, чем у базового варианта танка. Однако серьезного влияния на ходовые качества машины этот факт не оказал. Sturmpanzer II по-прежнему мог разгоняться до 40 км/ч при движении по шоссе. А вот запас хода незначительно снизился с 200 км (у танка) до 180 км при движении по дорогам с твердым покрытием.
Производство самоходок велось компанией Alkett в декабре 1941 — январе 1942 года, всего за этот период было собрано 12 самоходных гаубиц. Из них были сформированы 707-я и 708-я роты тяжелых пехотных орудий, которые были отправлены на североафриканский театр военных действий. Здесь они достаточно активно использовались в боях, принимали участие в сражении у Эль-Аламейна. Последние Sturmpanzer II (Bison II) были захвачены союзниками в мае 1943 года после капитуляции немецких войск в Тунисе.


Тактико-технические характеристики Sturmpanzer II:
Габаритные размеры: длина — 5410 мм, ширина — 2600 мм, высота — 1900 мм, клиренс — 340 мм.
Боевая масса — 11,2 т.
Силовая установка — карбюраторный двигатель жидкостного охлаждения Büssing-NAG L8V, мощностью 150 л.с.
Максимальная скорость — 40 км/ч (по шоссе), около 20 км/ч (по пересеченной местности).

Запас хода — 180 км.
Вооружение — 150-мм пехотная гаубица sIG 33 и один 7,92-мм пулемет MG34 в укладке.
Боекомплект — 30 выстрелов.
Экипаж — 4 человека.

10,5 cm leFH 18/3(Sf) B2(f)

После захвата Франции немецкие войска получили в свое распоряжение большое разнообразие трофейных танков самых разных годов выпуска, находившихся в разном техническом состоянии. Среди прочего немцам досталось около 160 тяжелых французских танков Char B1 bis. Большая их часть использовалась немцами без особых переделок, примерно 60 танков переделали в огнеметные, а 16 стали 105-мм самоходными гаубицами, полное наименование 10.5-cm leichte Feldhaubitze 18/3 (Sf.) auf Geschützwagen B2 (f) 740 (f).

Решение о создании на базе шасси захваченных французских танков самоходных артиллерийских установок было принято в Германии в марте 1941 года.


планировалось использовать для поддержки создаваемых на том же танковом шасси огнеметных танков Flammenwerfer Auf Pz.Kpfw.B2. Поставленная пред конструкторами задача была достаточно быстро решена путем установки в открытой рубке 105-мм легкой полевой гаубицы leFH18. Для этого башня танка с 47-мм орудием, а также 75-мм гаубица в корпусе демонтировались. На крыше боевого отделения размещалась неподвижная рубка, в лобовом листе которой было смонтировано новое орудие. Толщина бронирования рубки составляла 20 мм, крыша отсутствовала. Углы наведения в вертикальной плоскости составляли от -4 до +20 градусов, в горизонтальной плоскости по 15 градусов влево и вправо. Возимый боекомплект состоял из 42 выстрелов.

Стоит отметить, что 105-мм легкая полевая гаубица leFH 18 на протяжении всей Второй мировой войны составляла основу полевой артиллерии вермахта, так что ее выбор был не случаен. Гаубица находилась на вооружении легких дивизионов артиллерийских полков и была основой всей немецкой дивизионной артиллерии. Согласно официальным данным на вооружении вермахта находилось до 7076 гаубиц данного типа. Естественно, что в разное время немецкие конструкторы рассматривали различные варианты по увеличению подвижности данной артиллерийской системы путем установки ее на различные танковые шасси.

Первый прототип новой САУ с рубкой, выполненной из неброневой стали, был готов к июню 1941 года. При этом к моменту начала работ полностью исправных шасси французских тяжелых танков имелось достаточно мало. Согласно производственным планам Управления Вооружения в 1941 году было выпущено всего 10 таких самоходных гаубиц двумя партиями по 5 машин. В 1942 году было переоборудовано таким образом еще 6 танков. Таким образом, компанией Rheinmetall Borsig, располагавшейся в Дюссельдорфе, было собрано всего 16 самоходных артиллерийских установок данного типа.


Габариты новой самоходной гаубицы были весьма внушительными (высота практически 3 метра, длина — 6,5 метров), ее внешний вид можно было назвать несуразным. Но если размеры самоходки не были таким уж серьезным ее недостатком, то большой вес сказывался сильнее. Боевая масса машины была унаследована от тяжелого танка и составляла не менее 32,5 тонн, что было достаточно много для оставшегося неизменным 307-сильного двигателя. Даже при движении по шоссе САУ не развивала скорости более 28 км/ч, да и запас ее хода был сравнительно небольшим — 150 км.

Все выпущенные самоходки получили буквенное обозначение в алфавитном порядке — от А до P. Все машины поступили на вооружение 93-го артиллерийского полка 26-й танковой дивизии. В составе полка было три батареи по 4 самоходных гаубицы в каждой, еще 4 машины были сверхнормативными. При эксплуатации данной боевой техники практически сразу же были выявлены недостатки, к которым относили низкую маневренность и перегруженность шасси, что часто приводило к поломкам. По состоянию на 31 мая 1943 года боеспособными в полку оставались 14 машин. Тогда же они были переданы в учебное подразделение, расположенное в Гавре, на их место пришли 12 САУ Wespe. Однако в дальнейшем по мере осложнения обстановки на фронте самоходки вновь вернули в строй. Они были приданы 90-й танковой дивизии, которая действовала в Сардинии.


Тактико-технические характеристики 10,5 cm leFH 18/3(Sf) B2(f):
Габаритные размеры: длина — около 6,5 м, ширина — 2,4 м, высота — около 3 м.
Боевая масса — 32,5 т.
Силовая установка — 6-цилиндровый бензиновый двигатель Renault мощностью 307 л.с.
Максимальная скорость — до 28 км/ч (по шоссе).
Запас хода — 135-150 км.
Вооружение — 105-мм легкая полевая гаубица leFH 18/3 и один 7,92-мм пулемет MG34 в укладке.
Боекомплект — 42 выстрела.
Экипаж — 4 человека.

G.Pz. Mk. VI (e)

В отличие от многочисленных французских бронированных машин, британские танки немцами в массовом порядке никогда не использовались и не переделывались. Исключение в какой-то мере составляли только легкие английские танки Mk VI. По всей видимости, по той причине, что они составляли основу танкового парка Британского экспедиционного корпуса во Франции и были захвачены немцами в хоть сколько-то значительных количествах. На шасси данных танков немцами изготавливались два типа САУ, вооруженных 105-мм легкой полевой гаубицей leFH 16 и 150-мм тяжелой полевой гаубицей 15 cm sFH 13.

В обоих случаях речь шла об использовании устаревших артиллерийских систем периода еще Первой мировой войны.


риант самоходной гаубицы с полным обозначением 10,5cm leFh16 auf Fgst Geschutzwagen Mk.VI(e) был готов уже летом 1940 года. Доработки машины были в первую очередь связаны с установкой на танковое шасси 105-мм гаубицы на специальном лафете. Артиллерийское орудие с длиной ствола 22 калибра и не имеющее дульного тормоза получило углы вертикального наведения в пределах от -8 до +41 градусов. Экипаж самоходки включал в себя 5 человек: механика-водителя, командира, наводчика и двух заряжающих.

Гаубица была расположена в открытой сверху и сзади бронированной рубке, которая появилась на месте танковой башни в кормовой части боевой машины. Толщина брони рубки составляла от 12 до 20 мм, бронелисты рубки были расположены под небольшими углами и обеспечивали защиту от попаданий пуль и осколков. В качестве альтернативного варианта рассматривалась также установка 150-мм гаубицы sFH 13. Однако орудие столь большого калибра для шасси легкого британского танка было чересчур мощным, что вело к проблемам при стрельбе. Однако несколько трофейных танков (до 6) были все-таки вооружены и таким орудием.

Всего немцы собрали 12 самоходных установок, вооруженных 105-мм гаубицей, и 6 — 150-мм гаубицей. Для их выпуска были использованы наиболее хорошо сохранившиеся британские танки Mk.VIb и Mk.VIc, которые хранились на пунктах сбора трофейной техники во Франции. По сути это были танкетки с вращающимися башнями, массой чуть более 5 тонн. На базе этих легких британских танков немцы также создали транспортер боеприпасов (12 машин) и подвижный наблюдательный пункт (4 машины). Все САУ и сопутствующая техника поступали на вооружение 227-го артиллерийского полка, а также вновь сформированной в рамках данной части 1-й батареи штурмовых орудий.


Скорее всего, самоходки вместе с полком отбыли на Восточный фронт в октябре 1941 года. Боевое крещение данные самоходные гаубицы приняли в боях под Ленинградом. Причем, по отзывам немцев, они могли использоваться даже для борьбы с советскими танками. Самоходки на английском шасси провоевали в СССР до конца 1942 года, когда в боях были потеряны последние машины данного типа.

Тактико-технические характеристики G.Pz. Mk. VI (e):
Боевая масса — 6,5 т.
Силовая установка — 6-цилиндровый бензиновый двигатель Meadows ESTE мощностью 88 л.с.
Вооружение — 105-мм полевая гаубица leFH 16 и один 7,92-мм пулемет MG34.
Экипаж — 5 человек.

Источники информации:
http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/germany/15cm_sig33_pz2.htm
http://www.aviarmor.net/tww2/tanks/gb/light_mk6.htm
http://wiki.wargaming.net/ru/Tank:G93_GW_Mk_VIe/История
http://wiki.wargaming.net/ru/Tank:F28_105_leFH18B2/История
http://stalinhdtv.livejournal.com/21397.html
Материалы из открытых источников

topwar.ru

«Фердинанд» — самая страшная САУ?

Были у немцев лучшие в мире САУ или нет — вопрос спорный, но то, что им удалось создать одну, оставившую о себе неизгладимую память у всех советских воинов, — это точно. Речь идет о тяжелом самоходном орудии «Фердинанд». Дело дошло до того, что, начиная со второй половины 1943 года, почти в каждом боевом донесении советские войска уничтожали как минимум одну такую САУ. Если просуммировать потери «Фердинандов» по советским донесениям, то за войну их уничтожили несколько тысяч штук. Пикантность ситуации состоит в том, что немцы за всю войну выпустили их всего 90 штук, и еще 4 БРЭМ на их базе. Трудно найти образец бронетехники времен Второй Мировой войны, выпущенный в столь малом количестве и при этом так прославившийся. В «Фердинанды» записывали все немецкие самоходки, но наиболее часто — «Мардеры» и «Штуги». Примерно такая же ситуация была с немецким «Тигром»: с ним часто путали средний танк Pz-IV с длинной пушкой. Но здесь было хотя бы сходство силуэтов, а вот какое сходство у «Фердинанда» и, например, StuG 40 — большой вопрос.

Так каким был «Фердинанд», и почему он так широко известен со времен Курской битвы? Мы не будем вдаваться в технические детали и вопросы разработки конструкции, ибо это уже написано в десятках иных изданий, а обратим пристальное внимание на бои на северном фасе Курской дуги, где были массированно применены эти чрезвычайно мощные машины.

Боевая рубка САУ собиралась из листов кованной цементованной брони, переданной из запасов германского ВМФ. Лобовая броня рубки имела толщину 200 мм, бортовая и кормовая — 85 мм. Толщина даже бортовой брони делала САУ практически неуязвимой для огня почти всей советской артиллерии образца 1943 года на расстоянии свыше 400 м. Вооружение самоходки состояло из 8,8-см орудия StuK 43 (в некоторых источниках ошибочно приводится ее полевой вариант PaK 43/2) с длиной ствола 71 калибр, ее дульная энергия в полтора раза превышала таковую у пушки тяжелого танка «Тигр». Пушка «Фердинанда» пробивала все советские танки со всех углов атаки на всех дистанциях действительного огня. Единственная причина, по которой случалось непробитие брони при попадании, — рикошет. Всякое иное попадание вызывало пробитие брони, что в большинстве случаев означало выведение советского танка из строя и частичную или полную гибель его экипажа. Вот такое серьезное оружие появилось у немцев незадолго до начала операции «Цитадель».

Формирование подразделений САУ «Фердинанд» началось 1 апреля 1943 года. Всего было решено сформировать два тяжелых батальона (дивизиона).

Первый из них, получивший номер 653 (Schwere PanzerJager Abteilung 653), формировался на основе 197-го дивизиона штурмовых орудий StuG III. Согласно новому штату, дивизион должен был иметь 45 САУ «Фердинанд». Эта часть была выбрана не случайно: личный состав дивизиона имел большой боевой опыт и участвовал в боях на Востоке с лета 1941 года по январь 1943 года. К маю 653-й батальон был полностью укомплектован согласно штату. Однако в начале мая 1943 года вся материальная часть была передана на укомплектование 654-го батальона, формировавшегося во Франции в городе Руан. К середине мая 653-й батальон был снова укомплектован почти по штату и имел в своем составе 40 САУ, после прохождения курса учений на полигоне Нойзейдель, 9–12 июня 1943 года, батальон одиннадцатью эшелонами убыл на Восточный фронт.

654-й тяжелый батальон истребителей танков был сформирован на базе 654-го противотанкового дивизиона в конце апреля 1943 года. Боевого опыта у его личного состава, воевавшего прежде с ПТО PaK 35/36, а затем на САУ «Мардер II», было гораздо меньше, чем у коллег из 653-го батальона. До 28 апреля батальон находился в Австрии, с 30 апреля в Руане. После проведения итоговых учений, в период с 13 по 15 июня, батальон четырнадцатью эшелонами убыл на Восточный фронт.

Согласно штату военного времени (K. St.N.№ 1148c от 31.03.43) тяжелый батальон истребителей танков включал в себя: командование батальона, штабную роту (взвода: управления, саперный, санитарный, зенитный), три роты «Фердинандов» (в каждой роте 2 машины штаба роты, и три взвода по 4 машины; т. е. 14 машин в роте), ремонтно-эвакуационную роту, автотранспортную роту. Всего: 45 САУ «Фердинанд», 1 санитарный БТР Sd.Kfz.251/8, 6 зенитных Sd.Kfz 7/1, 15 полугусеничных тягачей Sd.Kfz 9 (18-тонн), грузовые и легковые автомобили.

Штатная структура батальонов немного различалась. Начать надо с того, что в состав 653-го батальона входили 1,2 и 3-я роты, в 654-й — 5,6 и 7-я роты. 4-я рота куда-то «выпала». Нумерация машин в батальонах соответствовала немецким стандартам: так например, обе машины штаба 5-й роты имели номера 501 и 502, номера машин 1-го взвода с 511 по 514 включительно; 2-го взвода 521 — 524; 3-го 531 — 534 соответственно. Но если мы внимательно рассмотрим боевой состав каждого батальона (дивизиона), мы увидим, что в «боевой» численности подразделений всего 42 САУ. А по штату 45. Куда же делись еще по три САУ из каждого батальона? Вот тут-то и сказывается разница в организации импровизированных танкоистребительных дивизионов: если в 653-м батальоне 3 машины были выведены в резервную группу, то в 654-м батальоне 3 «лишние» машины были организованы в штабную группу, имевшую нестандартные тактические номера: II-01, II-02, II-03.

Оба батальона (дивизиона) вошли в состав 656-го танкового полка, штаб которого немцы сформировали еще 8 июня 1943 года. Соединение получилось весьма мощным: кроме 90 САУ «Фердинанд» в его состав входили 216-й батальон штурмовых танков (Sturmpanzer Abteilung 216), и две роты радиоуправляемых танкеток ВIV «Богвард» (313-я и 314-я). Полк должен был послужить тараном немецкого наступления по направлению ст. Поныри — Малоархангельск.

25 июня «Фердинанды» стали выдвигаться к линии фронта. К 4 июля 1943 года 656-й полк был развернут следующим образом: к западу от железной дороги Орел — Курск 654-й батальон (р-н Архангельское), к востоку 653-й батальон (р-н Глазунова), за ними три роты 216-го батальона (всего 45 «Бруммбаров»). Каждому батальону «Фердинандов» придавалось по роте радиоуправляемых танкеток B IV.

5 июля 656-й танковый полк перешел в наступление, поддерживая части 86-й и 292-й немецких пехотных дивизий. Однако, таранного удара не получилось: 653-й батальон в первый же день увяз в тяжелейших боях у высоты 257,7, которую немцы прозвали «Танковая». Мало того, что на высоте были вкопаны по самую башню тридцатьчетверки, так еще высота была прикрыта мощнейшими минными полями. В первый же день на минах подорвалось 10 САУ батальона. Тяжелые потери были и в личном составе. Подорвавшись на противопехотной мине, получил тяжелые ранения командир 1-й роты, гауптман Шпильман. Выяснив направление удара, ураганный огонь открыла и советская артиллерия. В результате, к 17:00 5 июля на ходу осталось всего 12 «Фердинандов»! Остальные получили повреждения разной степени тяжести. Остатки батальона в течение следующих двух дней продолжали вести бои по овладению ст. Поныри.

Атака 654-го батальона получилась еще более провальной. 6-я рота батальона по ошибке наскочила на собственное минное поле. В течение буквально нескольких минут большая часть «Фердинандов» подорвалась на собственных минах. Обнаружив чудовищные немецкие машины, еле ползущие на наши позиции, советская артиллерия открыла по ним сосредоточенный огонь. Результатом явилось то, что немецкая пехота, поддерживавшая атаку 6-й роты, понесла большие потери и залегла, оставив САУ без прикрытия. Четыре «Фердинанда» из 6-й роты все же смогли выйти к советским позициям, и там, по воспоминаниям немецких самоходчиков, их «атаковали несколько храбрых русских солдат, оставшихся в окопах и вооруженных огнеметами, а с правого фланга, с линии железной дороги открыла огонь артиллерия, но увидев, что это неэффективно, русские солдаты организованно отошли».

5-я и 7-я роты тоже достигли первой линии окопов, потеряв около 30% машин на минах и попав под сильный артобстрел. При этом был смертельно ранен осколком снаряда командир 654-го батальона майор Ноак.

После занятия первой линии траншей, остатки 654-го батальона двинулись в направлении Понырей. При этом часть машин опять подорвалась на минах, а «Фердинанд» № 531 из 5-й роты, будучи обездвижен фланговым огнем советской артиллерии, был добит и сгорел. В сумерках батальон достиг холмов севернее Понырей, где остановился на ночевку и перегруппировку. В батальоне на ходу осталось 20 машин.

6 июля из-за проблем с горючим 654-й батальон пошел в атаку только в 14:00. Однако из-за сильного огня советской артиллерии немецкая пехота понесла серьезные потери, отошла назад и атака захлебнулась. В этот день 654-й батальон доносил «о большом количестве русских танков, прибывших для усиления обороны». Согласно вечерней сводке, экипажи САУ уничтожили 15 советских танков Т-34, причем 8 из них записали на счет экипажа под командованием гауптмана Людерса, а 5 — лейтенанта Петерса. На ходу осталось 17 машин.

На следующий день остатки 653-го и 654-го батальонов были оттянуты к Бузулуку, где составили корпусной резерв. Два дня были посвящены ремонту машин. 8 июля несколько «Фердинандов» и «Бруммбаров» участвовали в неудачной атаке на ст. Поныри.

В то же время (8 июля) штаб советского Центрального фронта получает первое донесение от начальника артиллерии 13-й армии о подорвавшемся на мине «Фердинанде». Уже через два дня из Москвы в штаб фронта прибыла группа из пяти офицеров ГАУ КА специально для изучения этого образца. Однако им не повезло, к этому моменту местность, где стояла поврежденная САУ была занята немцами.

Главные события развивались 9–10 июля 1943 года. После многих безуспешных атак на ст. Поныри немцы поменяли направление удара. С северо-востока, через совхоз «1 мая» нанесла удар импровизированная боевая группа под командованием майора Калль. Состав этой группы впечатляет: 505-й батальон тяжелых танков (ок. 40 танков «Тигр»), 654-й и часть машин 653-го батальона (всего 44 «Фердинанда»), 216-й батальон штурмовых танков (38 САУ «Бруммбар»), дивизион штурмовых орудий (20 StuG 40 и StuH 42), 17 танков Pz.Kpfw III и Pz.Kpfw IV. Непосредственно за этой армадой должны были двигаться танки 2-й ТД и мотопехота на БТР.

Таким образом, на фронте в 3 км, немцы сосредоточили около 150 боевых машин, не считая второго эшелона. Из машин первого эшелона более половины — тяжелые. По донесениям наших артиллеристов немцы впервые здесь применили новое атакующее построение «в линию» — с «Фердинандами», которые шли впереди. Машины 654-го и 653-го батальонов действовали, выстроившись в два эшелона. В линии первого эшелона наступали 30 машин, во втором эшелоне двигалась еще одна рота (14 машин) с интервалом 120–150 м. Командиры рот находились в общей линии на штабных машинах, несших флажок на антенне.

В первый же день этой группе легко удалось прорваться через совхоз «1 мая» к поселку Горелое. Здесь наши артиллеристы сделали воистину гениальный ход: видя неуязвимость для артиллерии новейших германских бронированных чудовищ, их пропустили на огромное минное поле, начиненное вперемешку противотанковыми минами и фугасами из трофейных боеприпасов, и затем открыли ураганный огонь по шедшей за «Фердинандами» «свите» из средних танков и штурмовых орудий. В итоге вся ударная группа понесла ощутимые потери и вынуждена была отойти.

На следующий день, 10 июля, группа майора Калль нанес новый мощный удар и отдельные машины прорвались к окраине ст. Поныри. Прорвавшимися машинами были тяжелые САУ «Фердинанд».

По описаниям наших солдат «Фердинанды» наступали, ведя огонь из орудия с коротких остановок с дистанции от одного до двух с половиной километров: очень большой дистанции для бронетехники того времени. Подвергнувшись сосредоточенному огню, или обнаружив заминированный участок местности, они отходили задним ходом к какому-нибудь укрытию, стараясь всегда быть обращенными к советским позициям толстой лобовой броней, абсолютно неуязвимой для нашей артиллерии.

11 июля ударная группа майора Калль была расформирована, 505-й тяжелый танковый батальон и танки 2-й ТД были переброшены против нашей 70-й армии в район Кутырки — Теплое. В районе ст. Поныри оставались лишь подразделения 654-го батальона и 216-го дивизиона штурмовых танков, пытавшиеся эвакуировать в тыл поврежденную матчасть. Но эвакуировать 65-тонные «Фердинанды» в течение 12–13 июля не удалось, а 14 июля советские войска начали массированное контрнаступление от станции Поныри в направлении совхоза «1 мая». К середине дня немецкие войска были вынуждены отойти. Наши танкисты, поддерживающие атаку пехоты, понесли тяжелые потери, в основном не от огня немцев, а потому, что рота танков Т-34 и Т-70 выскочила на то же мощное минное поле, на котором за четыре дня до этого подорвались «Фердинанды» 654-го батальона.

15 июля (то есть уже на следующий день) подбитая и уничтоженная у станции Поныри немецкая техника была осмотрена и изучена представителями ГАУ КА и НИБТ полигона. Всего на поле боя северо-восточнее ст. Поныри (18 км2) осталось 21 САУ «Фердинанд», три штурмовых танка «Бруммбар» (в советских документах — «Медведь»), восемь танков Pz-III и Pz-IV, два командирских танка, и несколько радиоуправляемых танкеток В IV «Богвард».

Большая часть «Фердинандов» была обнаружена на минном поле у поселка Горелое. Больше половины осмотренных машин имели повреждения ходовой части от воздействия противотанковых мин и фугасов. 5 машин имели повреждения ходовой части от попаданий снарядов калибра 76-мм и выше. Два «Фердинанда» имели простреленные орудия, один из них получил аж 8 попаданий в ствол орудия. Одна машина была полностью разрушена попаданием авиабомбы с советского бомбардировщика Пе-2, одна уничтожена попаданием 203-мм снаряда в крышу рубки. И лишь один «Фердинанд» имел снарядную пробоину в левом борту, сделанную 76-мм бронебойным снарядом, 7 танков Т-34 и батарея ЗИС-3 обстреливали его со всех сторон, с дистанции 200–400 м. И еще один «Фердинанд», не имевший внешних повреждений корпуса, был нашей пехотой сожжен бутылкой с КС. Несколько «Фердинандов», лишенных возможности двигаться своим ходом, были уничтожены своими экипажами.

Основная же часть 653-го батальона действовала в полосе обороны нашей 70-й армии. Безвозвратные потери за время боев с 5 по 15 июля составили 8 машин. Причем одну наши войска захватили совершенно исправной, да еще и вместе с экипажем. Произошло это следующим образом: в ходе отражения одной из немецких атак в районе поселка Теплое 11–12 июля, наступающие немецкие войска подверглись массированному артиллерийскому обстрелу дивизиона корпусной артиллерии, батареи новейших советских САУ СУ-152 и двух ИПТАП, после чего противник оставил на поле боя 4 «Фердинанда». Несмотря на такой массированный обстрел, ни одна немецкая САУ не имела пробития брони: две машины имели снарядные повреждения ходовой части, одна была сильно разрушена огнем крупнокалиберной артиллерии (возможно, СУ-152) — у нее был сдвинут с места лобовой лист. А четвертая (№ 333), стремясь выйти из под обстрела, двигалась задним ходом и, попав на песчаный участок, просто «села» на брюхо. Экипаж попытался было подкопать машину, но тут на них напоролись атакующие советские пехотинцы 129-й стрелковой дивизии и немцы предпочли сдаться в плен. Тут наши столкнулись с той же проблемой, которая уже давно тяготила умы командования немецких 654-го и 653-го батальонов: чем эту махину вытаскивать с поля боя? Вытягивание «бегемота из болота» затянулось аж до 2 августа, когда усилиями четырех тракторов С-60 и С-65 «Фердинанда», наконец, вытянули на твердый грунт. Но в ходе его дальнейшей транспортировки к железнодорожной станции один из бензиновых двигателей САУ вышел из строя. Дальнейшая судьба машины неизвестна.

С началом советского контрнаступления «Фердинанды» попали в свою стихию. Так, 12–14 июля 24 самоходки 653-го батальона поддерживали части 53-й пехотной дивизии в районе Березовец. При этом, отражая атаку советских танков у поселка Красная Нива экипаж только одного «Фердинанда» лейтенанта Тирета доложил об уничтожении 22 танков Т-34.

15 июля 654-й батальон отбил атаку наших танков со стороны Малоархангельск — Бузулук, при этом 6-я рота доложила об уничтожении 13 советских боевых машин. В последующем остатки батальонов оттянули в Орел. К 30 июля все «Фердинанды» были выведены с фронта, и по приказу штаба 9-й армии отправлены в Карачев.

В ходе операции «Цитадель» 656-й танковый полк ежедневно докладывал о наличии боеспособных «Фердинандов» по радио. Согласно этим докладам на 7 июля в строю было 37 «Фердинандов», 8 июля — 26, 9 июля — 13, 10 июля — 24, 11 июля — 12, 12 июля — 24, 13 июля — 24, 14 июля — 13 штук. Эти данные плохо соотносятся с немецкими же данными по боевому составу ударных групп в которые входили 653-й и 654-й батальоны. Немцы признают безвозвратно потерянными 19 «Фердинандов», кроме того, еще 4 машины были потеряны «из-за короткого замыкания и последующего за этим пожара». Следовательно, 656-й полк потерял 23 машины. Кроме того, есть нестыковки с советскими данными, которые фотодокументально свидетельствуют об уничтожении 21 САУ «Фердинанд».

Возможно, немцы попытались, как это часто бывало, списать несколько машин в безвозвратные потери задним числом, ибо, по их данным, с момента перехода советских войск в наступление безвозвратные потери составили 20 «Фердинандов» (сюда по-видимому входят и какие-то из 4 сгоревших по техническим причинам машин). Таким образом, по немецким данным, общие безвозвратные потери 656-го полка с 5 июля по 1 августа 1943 года составили 39 «Фердинандов». Как бы там ни было, это в общем подтверждается документами, и, в основном, соответствует советским данным.

Если потери «Фердинандов» и по немецким, и по советским совпадают (разница лишь в датах), то дальше начинается «ненаучная фантастика». Командование 656-го полка заявляет, что за период с 5 июля по 15 июля 1943 года полком выведено из строя 502 вражеских танка и САУ, 20 противотанковых и около 100 других орудий. Особенно отличился на поприще уничтожения советской бронетехники 653-й батальон, записавший себе в уничтоженные 320 советских танков, а также большое количество орудий и автомобилей.

Попытаемся разобраться с потерями советской артиллерии. За период с 5 по 15 июля 1943 года Центральный фронт под командованием К. Рокоссовского потерял 433 орудия всех типов. Это данные по целому фронту, занимавшему весьма протяженную полосу обороны, поэтому данные по 120-ти уничтоженным орудиям на одном маленьком «пятачке» кажутся явно завышенными. Кроме того, очень интересно сравнить заявленное количество уничтоженной советской бронетехники с реальной ее убылью. Итак: к 5 июля танковые части 13-й армии насчитывали в своем составе 215 танков и 32 САУ, еще 827 бронеединиц числилось во 2-й ТА и 19-м ТК, находившемся в резерве фронта. Большая их часть была введена в бой именно в полосе обороны 13-й армии, где немцы наносили свой главный удар. Потери 2-й ТА за период с 5 по 15 июля составили 270 танков Т-34 и Т-70 сгоревшими и подбитыми, потери 19-го ТК — 115 машин, 13-й армии (с учетом всех пополнений) — 132 машины. Следовательно, из задействованных в полосе 13-й армии 1129 танков и САУ общие потери составили 517 машин, причем больше половины из них были восстановлены уже в ходе боев (безвозвратные потери составили 219 машин). Если же учесть, что полоса обороны 13-й армии в разные дни операции составляла от 80 до 160 км, а «Фердинанды» действовали на фронте от 4 до 8 км, становится понятно, что «нащелкать» такое количество советской бронетехники на таком узком участке было просто нереально. А если мы учтем еще и то, что против Центрального фронта действовали несколько танковых дивизий, а также 505-й тяжелотанковый батальон «Тигров», дивизионы штурмовых орудий, САУ «Мардер» и «Хорниссе», а также артиллерия, то видно, что результаты 656-го полка бессовестно раздуты. Впрочем, подобная картина получается и при проверке результативности тяжелых танковых батальонов «Тигров» и «Королевских Тигров», да и вообще всех немецких танковых частей. Справедливости ради надо сказать, что подобной «правдивостью» грешили боевые донесения и советских, и американских, и английских войск.

Так в чем же причина такой известности «тяжелого штурмового орудия», или, если угодно, «тяжелого истребителя танков Фердинанд»?

Несомненно, творение Фердинанда Порше было своеобразным шедевром технической мысли. В огромной САУ были применены многие технические решения (уникальная ходовая часть, комбинированная силовая установка, расположение БО и т. д.) не имевшие аналогов в танкостроении. Вместе с тем многочисленные технические «изюминки» проекта были слабо приспособлены для войсковой эксплуатации, а феноменальная бронезащита и мощнейшее вооружение, покупались за счет отвратительной подвижности, малого запаса хода, сложностью машины в эксплуатации и отсутствием концепции применения такой техники. Это все так, но не это было причиной такого «испуга» перед творением Порше, что советским артиллеристам и танкистам почти в каждом боевом донесении мерещились толпы «Фердинандов» даже после того, как немцы все оставшиеся в живых САУ вывезли с восточного фронта в Италию и вплоть до боев в Польше в они на Восточном фронте не участвовали.

Несмотря на все свои несовершенства и «детские болезни», САУ «Фердинанд» оказалась страшным противником. Ее броня не пробивалась. Просто не пробивалась. Совсем. Ничем. Можно представить себе, что чувствовали и что думали советские танкисты и артиллеристы: лупишь по ней, выпускаешь снаряд за снарядом, а она словно заговоренная, прет и прет на тебя.

Многие современные исследователи в качестве основной причины неудачного дебюта «Фердинандов» называют отсутствие противопехотного вооружения этой САУ. Дескать, не было у машины пулеметов и САУ были беспомощны против советской пехоты. Но если проанализировать причины потерь САУ Фердинанд, то становится ясно, что роль пехоты в деле уничтожения «Фердинандов» была просто ничтожной, подавляющее большинство машин было подорвано на минных полях, еще некоторая часть была уничтожена артиллерией.

Таким образом, вопреки бытующему мнению, что в больших потерях на Курской дуге САУ «Фердинанд» виноват В. Модель, который якобы «не знал» как их правильно применить, можно сказать, что основными причинами таких высоких потерь этих САУ явились тактически грамотные действия советских командиров, стойкость и храбрость наших солдат и офицеров, а также немного военной удачи.

Иной читатель возразит, почему мы не говорим о боях в Галиции, где с апреля 1944 года участвовали слегка модернизированные «Элефанты» (которых от прежних «Фердинандов» отличали незначительные улучшения, вроде курсового пулемета и командирской башенки)? Отвечаем: потому что там их судьба была не лучше. До июля они, сведенные в 653-й батальон, вели бои местного значения. После начала крупного советского наступления, батальон был брошен на помощь немецкой дивизии СС «Хоэнштауфен», но напоролся на засаду советских танков и противотанковой артиллерии и 19 машин были сразу уничтожены. Остатки батальона (12 машин) были сведены в 614-ю отдельную тяжелую роту, которая приняла бои под Вюнсдорфом, Цоссеном и Берлином.

Номер САУ Характер повреждения Причина повреждения Примечание
731 Разрушена гусеница Подорвана на мине САУ отремонтирована и отправлена в Москву на выставку трофейного имущества
522 Разрушена гусеница, повреждены опорные катки Подорвана на фугасе, воспламенилось топливо Машина сгорела
523 Разрушена гусеница, повреждены опорные катки Подорвана на фугасе, подожжена экипажем Машина сгорела
734 Разрушена нижняя ветвь гусеницы Подорвана на фугасе, воспламенилось топливо Машина сгорела
II-02 Сорвана правая гусеница, разрушены опорные катки Подорвана на мине, подожжена бутылкой КС Машина сгорела
I-02 Сорвана левая гусеница, разрушен опорный каток Подорвана на мине и подожжена Машина сгорела
514 Разрушена гусеница, поврежден опорный каток Подорвана на мине, подожжена Машина сгорела
502 Сорван ленивец Подорвана на фугасе Машина испытывалась обстрелом
501 Сорвана гусеница Подорвана на мине Машина отремонтирована и доставлена на НИБТ полигон
712 Разрушено правое ведущее колесо Попадание снаряда Экипаж машину покинул. Пожар потушен
732 Разрушена третья каретка Попадание снаряда и поджег бутылкой КС Машина сгорела
524 Разорвана гусеница Подорвана на мине, подожжена Машина сгорела
II-03 Разрушена гусеница Снарядное попадание, поджег бутылкой КС Машина сгорела
113 или 713 Разрушены оба ленивца Снарядные попадания. Орудие подожжено Машина сгорела
601 Разрушена правая гусеница Снарядное попадание, орудие подожжено снаружи Машина сгорела
701 Разрушено боевое отделение попадание снаряда 203-мм в люк командира —
602 Пробоина в левом борту у бензобака 76-мм снаряд танковой или дивизионной пушки Машина сгорела
II-01 Орудие сгорело Подожжено бутылкой КС Машина сгорела
150061 Разрушены ленивец и гусеница, прострелен ствол орудия Снарядные попадания в ходовую часть и пушку Экипаж взят в плен
723 Разрушена гусеница, орудие заклинено Снарядные попадания в ходовую часть и маску —
? Полное разрушение Прямое попадание с бомбардировщика «Петляков»

Автор Андрей Кравченко
Первоисточник

ymorno.ru

История создания

История третьего Штуга началась в 1935 году, когда появилась идея создать машину «штурмовой артиллерии», для поддержки пехоты. Есть вероятность, что эту идею немцам случайно подсказали русские, обсуждая с компанией Даймлер-Бенц создание опытного образца САУ для Красной Армии. Эскиз даже был разработан, но советскую строну не устроила цена, и сделка не состоялась.

В 1936 году именно фирме «Даймлер-Бенц» заказали спроектировать бронированную машину для поддержки пехоты. Ее следовало вооружить 75-мм пушкой, а также полностью бронировать для защиты экипажа. При этом по высоте машина должна была быть не выше роста среднего солдата.

«Даймлер-Бенц» для разработки решили взять шасси танка Pz. III, тогда еще достаточно нового, а орудие поставить с первых модификаций Pz. IV. После сбора нескольких прототипов в 1937 году их отправили на отработку тактических приемов. Но отработка сильно затянулась, так что Sturmgeschütz III в Польской кампании поучаствовать не успели, и в серию вышли только в феврале 1940 года. Зато потом они модифицировались и производились на протяжении всей Второй мировой.

StuG III
StuG III ausf A, первая модификация

ТТХ

Общая информация

  • Классификация – штурмовое орудие;
  • Боевая масса – 23,4 тонны;
  • Компоновочная схема – трансмиссионное отделение спереди, моторное сзади, управления и боевое в центре;
  • Экипаж – 4 человека;
  • Годы разработки – 1937;
  • Годы производства – 1940-1945;
  • Годы эксплуатации – 1940-1950;
  • Всего выпущено – 10500 машин.

Размеры

  • Длина корпуса – 6770 мм, такая же с пушкой вперед;
  • Ширина корпуса – 2950 м;
  • Высота – 2950 мм;
  • Клиренс – 385 мм.

Бронирование

  • Тип брони – литая и стальная катаная;
  • Лоб корпуса, верх — 25+30 / 85° мм/градус;
  • Борт корпуса – 30 мм;
  • Корма корпуса, верх — 30 / 30° мм/градус;
  • Днище – 19 мм;
  • Крыша корпуса — 16 / 78-87° мм/градус;
  • Лоб рубки — 50+30 / 9° мм/градус;
  • Маска орудия — 50+30 / 5° мм/градус;
  • Борт рубки — 30 / 0° + 8 / 30° мм/градус;
  • Крыша рубки — 10 / 78—90° мм/градус.

Вооружение

  • Пушка — Stuk 40 L/48 калибра 75 мм;
  • Тип пушки – нарезная;
  • Длина ствола – 24 калибра;
  • Боекомплект пушки – 54 снаряда;
  • Углы ВН — −10…+20° градусов;
  • Углы ГН – 12 градусов;
  • Прицелы — Перископические прицелы SfI ZF 1а и RbIF 36;
  • Пулемет — МG 34 калибра 7,92 мм.

Подвижность

  • Тип двигателя — V-образный 12-цилиндровый карбюраторный, с жидкостным охлаждением;
  • Мощность двигателя – 300 лошадиных сил;
  • Скорость по шоссе и пересеченной местности – 38 км/ч;
  • Запас хода – 155 км;
  • Удельная мощность – 12,8 л.с./т;
  • Тип подвески — Индивидуальная торсионная, с гидравлическими амортизаторами;
  • Преодолеваемый подъем – 30 градусов;
  • Преодолеваемая стенка – 0,6 м;
  • Преодолеваемый ров – 2,3 м;
  • Преодолеваемый брод – 0,8 м.

Модификации

StuG III активно использовался в течение всей войны, и чтобы он оставался актуальным, его регулярно модифицировали.

  • Ausf.A – первая серийная машина на шасси Pz.Kpfw.III Ausf.F. Было создано 36 штук, 6 переделано из Pz.Kpfw.III Ausf.G. Применялись в мае-июне 1940, позже отправились в учебные соединения;
  • Ausf.B – похож на предыдущую модель, но с широкими гусеничными траками и опорными катками, с механической коробкой передач. Было построено 300 штук, использовались до конца 1942;
  • Ausf.C – с новым бронированием носовой части, без прицела наводчика и с обновленной конструкцией люка водителя для выдвижения прицела за закрытым любом. Создано 50 машин;
  • Ausf.D – аналогичен предыдущему варианту, но имел внутреннее переговорное устройство. Построено 150 машин, некоторые переделаны в командирские;
  • Ausf.Е – обновленный вариант, с дополнительным бронированием. Построено 284 машины, некоторые переделаны в командирские, с добавлением стробоскопических приборов;
  • Ausf.F (Sd.Kfz 142/1) – имел еще более усиленное бронирование и другое орудие — 7.5 cm StuK 40 L/43. За счет этого гораздо эффективнее боролся с британскими и советскими танками. В 1942 создано 366 машин;
  • Ausf.F/8 – машина с корпусом танка Pz.Kpfw.III Ausf.J и накладными бронелистами. Построено 250 штук;
  • Ausf.G – последний вариант Штуга с предприятий MIAG и Alkett, выпускался с 1942 по 1945. Всего построено целых 7720 единиц. 142 было собрано на шасси Pz.Kpfw.III Ausf., еще 173 переделано из Pz.Kpfw.III. Корпус был как у предыдущей модели, но бронирование улучшили, командиру добавили башенку с перископом;
  • StuH 42  — САУ с гаубицей 105-мм;
  • StuG (Fl) – самоходная огнеметная установка, созданная в 1943. Было собрано не так уж много машин, в боях они, по документам, не применялись, и в 1944 их преобразовали в StuG III Ausf.G.
StuG III
StuG III Ausf.G

Машины на базе Stug III

  • Munitionspanzer auf StuG 40 Ausf. G – транспортер боеприпасов. Не имел пушки, иногда на крышу ставился кран, чтобы было легче загружать выгружать боеприпасы. Был не слишком широко распространен;
  • В Советском Союзе из трофейных Штугов сделали несколько десятков СУ-76И, с более высокой рубкой и наклонными бронелистами. Машины активно использовали в 1943-1944, хотя часто трофейные StuG III воевали на стороне Красной Армии и без доработок.
СУ-76И
СУ-76И

Боевое применение

Впервые StuG III участвовали в боях в Голландии и Франции, весной и летом 1940 года. В целом они хорошо себя проявили, но стало ясно, что для эффективной поддержки пехоты нужно увеличить количество подразделений Штугов.

Обычно из Штугов составляли батареи – по шесть машин, среди которых были боевые САУ и командирская полугусеничная бронемашина Sd.Kfz.253, а также транспортер боеприпасов Sd.Kfz.252.

К концу осени 1940 Штугов произвели достаточно для создания дивизионов. В этот период они воевали в Югославии и Греции, и до кампании на Восточном фронте немцы потеряли только один Sturmgeschutz III.

Немецкая самоходка

После 1941 года

В 1941 ситуация серьезно поменялась, и подразделения со Штугами стали нести потери, хотя их количество в армии только увеличивалась за счет активного производства. StuG III в 1942 воевали в Африке, и после поражения под Эль-Аламейном потеряли почти все САУ.

Специально подготовленные для условий пустыни StuG.III Ausf.F/8 в начале 1942 года отправили в Неаполь, а потом в Тунис, где они активно воевали, но в итоге сдались союзникам.

Разумеется, третьи Штуги активно участвовали в операции Барбаросса, причем в достаточно большом количестве. Затем они постоянно воевали на Восточном фронте – в основном это были машины модификации В. Достаточно эффективны они были при штурме укрепленных районов. Танки и противотанковые орудия Красной армии пробивали лобовое бронирование с трудом, а низкий силуэт затруднял попадание. Так что до конца 1941 на Восточном фронте вермахт потерял меньше ста САУ. Примерно тогда же трофейные StuG III стали использоваться Красной армией.

Немецкая самоходка
StuG III Ausf E, захваченный Советской армией

Очень важную роль сыграли StuG III/40 в третьем штурме Севастополя, после которого город пал. Именно экипажи Штугов прорвались к зданию «Панорамы» и поставили на нем флаг Третьего Рейха. Правда, потери в этой битве тоже были понесены большие.

Много Штугов немцы потеряли и при Сталинградской битве. После этого батареи стали комплектовать машинами разных модификаций, добавляя StuН 42 для эффективной борьбы с полевыми укреплениями.

В битве на Курской дуге участвовало 455 StuG III/40. Было потеряно достаточно много машин, причем многие из них не поддавались ремонту. Тогда же советские войска стали создавать СУ-76И из трофейных Штугов, но вскоре это прекратили делать в пользу своих САУ из-за нестабильного потока трофеев и сложного ремонта.

В 1944-1945 годах военная промышленность Германии уже не могла производить достаточно Штугов, чтобы восполнить их потери – заводы были разрушены авиацией союзников. Так что в итоге к концу Второй мировой этих машин осталось очень немного.

Вообще САУ StuG III, по оценкам специалистов, оказалась очень удачной. Она эффективно боролась с танками из засады благодаря низкому силуэту, а бронирование позволяло ей уничтожать танки противника намного раньше, чем противник мог подбить саму САУ.

Уже после Второй мировой StuG III активно использовали на Ближнем Востоке и в некоторых странах Европы. Последние боевые действия, в которых участвовали Штуги – это Шестидневная война 1967 года.

StuG III
Разрушенный StuG III

Танк в культуре

Штуг 3 можно встретить в нескольких играх, посвященных Второй мировой войне и танкам, например, «В тылу врага», «Company of Heroes 2» и, конечно же, в World of Tanks» и «War Thunder».

Достаточно широко машина представлена и в стендовом моделизме – пластиковые сборные модели выпускаются в Китае, Японии и в России компанией «Звезда».

StuG III
Модель StuG III фирмы Звезда

Память о танке

До наших дней сохранилось не так уж много StuG III. Машины на ходу есть в танковом музее Паролы в Финляндии, а также в частной коллекции Джона Филлипса. Неработающие танки выставлены во Франции, Финляндии, Швеции, Болгарии. Есть они и в России – в танковом музее Кубинки и в Музее Великой Отечественной войны в Москве. В основном это машины модификации Ausf, G.

StuG III
StuG III Ausf.G в Кубинке

tanki-tut.ru

Немецкая самоходка

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.