Характеристики легкого танка Mk.III «Валентайн»

Легкий танк Mk.III «Валентайн» (Valentine) Страна: Великобритания Тип: Легкий танк Дата выпуска: 1938 г. Длинна: 5,41 м  Ширина: 2,63 м  Высота: 2,27 м Броня, лоб: 60 мм  Броня, борт: 30 мм  Броня, башня: 65 мм Экипаж: 4 человека Двигатель: 1х AEC A190 мощностью 135 л.с. Дальность хода: 126 км Максимальная скорость: 25 км/ч Масса: 16 т Вооружение: 1х 40-мм OQF Mk IX (52 снаряда), 7,92-мм Besa (3150 патронов)

Характеристики приведены для модели легкого танка Mk III Valentine (II)

История создания легкого танка Mk.III «Валентайн»

Английский легкий танк Mk.III «Валентайн» (Infantry Mk. III Valentine) был разработан по инициативе фирмы «Виккерс-Армстронг» в 1938 году. Свое необычное название танк получил скорее всего по аббревиатуре от полного названия концерна «Виккерс-Армстронг» («Vickers-Armstrongs Ltd., Elswick & Newcastle-upon-TYNE»), или же по имени Валентайна Кардена — конструктора фирмы.

По английской классификации «Валентайн» классифицировался как пехотный танк, однако конструкторы хотели создать что-то более универсальное — соединяющее как черты крейсерского, так и пехотного танка — годного как для поддержки пехоты, так и для самостоятельных рейдов на территорию неприятеля, после прорыва линии обороны.

Первые машины поступили на вооружение в мае 1940 года, а закончилось производство танка в самом начале 1944 года. Mk.III «Валентайн» выпускался как собственно в Англии (6854 единиц), так и в Канаде (1420 единиц).

3782 «Валентайна» были первыми боевыми машинами поставленными в Советский Союз по ленд-лизу, и наряду с советскими легкими танками Т-70 и Т-60 приняли участие в битве под Москвой. В дальнейшем, «Валентайн» использовался советской армией вплоть до 1943 года, когда легкие танки стали повсеместно выводить из основного войскового состава. Правда все эти машины подверглись переделкам, и в частности, вместо штатной 40-мм пушки получили орудие калибра 57-мм.


Советские танкисты положительно оценивали боевые качества машины, который, хотя и проигрывал у аналогичных советских машин по маневренности, скорости и мощи огня, имел более прочную броню и довольно высокую живучесть.

Не менее хорошо танк показал себя в Северной Африке, во время высадки в Нормандии, в боях с японцами на Бирме и Мадагаскаре — география использования танка, говорит сама за себя.

Mk.III «Валентайн» состоял на вооружении Великобритании (включая Новую Зеландию и Австралию), Канады, Советского Союза, Ирака, Турции, Португалии, Польши, Франции. Последние «Валентайны» закончили службу только в 1955 году (Новая Зеландия).

Конструкция легкого танка Mk.III «Валентайн»

Британский легкий пехотный танк Mk.III «Валентайн» имел классическую компоновку с задним расположением моторного отделения и передним размещением отделения управления и трансмиссии. Коробчатый корпус собирался из стальных катаных бронелистов, крепящихся на каркас с помощью заклепок, болтов и сварки.

Боевое отделение занимало среднюю часть танка, башня танка располагалась над боевым отделением в подбашенной коробке.


Экипаж танка Mk.III «Валентайн» состоял из трех человек: командир танка, заряжающий и механик-водитель. Места командира танка и заряжающего размещались в башне (начиная с 1942 г. к ним добавился 4-й члены экипажа — наводчик).

Посадка экипажа в танк осуществлялась через два люка — в крыше передней части корпуса (люк мехвода ), и в крыше башни (командир и заряжающий). В трехместной башне (1942 г.) в башне был не 1, а 2 люка — для командира и заряжающего, и для наводчика.

Башня легкого танка Mk.III «Валентайн» имела цилиндрическую форму и была выгнута из одного бронелиста, что позволяло добиться относительно равномерного бронирования по всей поверхности (как у «Матильды 2» — конструктивно эти танки вообще похожи). Крыша башни также представляла собой единый стальной лист, в задней части башни размещена выраженная кормовая ниша, а в передней вырезано прямоугольное отверстие, в которое устанавливалась броневая маска пушки. Толщина  брони маски и башенного листа — одинакова и составляла 65 мм.

Ходовая часть легкого танка Mk.III «Валентайн» применимо на один борт включала:

  • шесть опорных катков большого диаметра, сгруппированных в блоки по три, и крепящиеся на спиральные рессоры.
  • три поддерживающих катка
  • ведущее колесо (спереди), направляющее звездчатое колесо (сзади).

Модификации  легкого танка Mk.III «Валентайн»


  • Mk III Valentine I (Mk I) — базовая модификация легкого пехотного танка «Валентайн». Отличалась бензиновым двигателем AEC A189 (135 л.с.). Экипаж 3 человека.
  • Mk III Valentine II (Mk II) — «Валентайн» с дизельным двигателем AEC A190 (135 л.с.) и дополнительным внешним топливным баком.
  • Mk III Valentine III (Mk III) — «Валентайн» с трёхместной башней и двигателем AEC A190. Экипаж — 4 человека.
  • Mk III Valentine IV (Mk IV) — «Валентайн» Mk II с дизельным двигателем GMC 6-71.
  • Mk III Valentine V (Mk V) — «Валентайн» Mk III с дизельным двигателем GMC 6-71.
  • Mk III Valentine VI (Mk VI) — канадский «Валентайн», полностью аналогичен модели Mk IV.
  • Mk III Valentine VII (Mk VII) — «канадский Валентайн» (VI), но оснащенный 7,62-мм пулемётом M1919A4 вместо BESA.
  • Mk III Valentine VIIA (Mk VIIA) — «доработанный канадский Валентайн». Изменения конструкции несущественные.
  • Mk III Valentine VIII (Mk VIII) — «Валентайн» с двухместной башней вооруженной 57-мм пушкой QF-6, без пулемёта. Двигатель AEC A190.
  • Mk III Valentine IX (Mk IX) — «Валентайн» с двухместной башней вооруженной 57-мм пушкой QF-6, без пулемёта. Двигатель GMC 6-71.

  • Mk III Valentine X (Mk X) — аналогичен Mk IX, но с переработанной башней с автономной установкой пулемёта BESA.
  • Mk III Valentine XI (Mk XI) — «Валентайн» с 75-мм пушкой QF 75 mm в башне, аналогичной бане Mk X,. Двигатель GMC 6-71 форсирован до 175 л. с.
  • Mk III Valentine CS — новозеландский вариант танка «ближней поддержки» на основе Mk III, оснащённый 76-мм гаубицей вместо 40-мм пушки.

Источник: по материалам открытых источников сети интернет

armedman.ru

Из-за сравнительно недолгой и небольшой по масштабам эксплуатации «Валентайна» в британской армии, подробные оценки танка в зарубежной литературе довольно редки[56]. Британскими танкистами отмечалась превосходная надёжность двигательной установки и танка в целом, особенно по сравнению с другими британскими машинами того периода[50]. Нарекания вызывали теснота боевого отделения, плохие условия работы водителя, двухместная (на большинстве машин) башня и недостаточно мощная 40-мм пушка, к которой вдобавок не было осколочных снарядов[33].

Значительно дольше и активнее «Валентайн» эксплуатировался в СССР. Подводя итоги пятилетнего использования «Валентайна» в рядах Красной армии, в статье «Анализ развития зарубежной танковой техники за годы войны и перспективы дальнейшего совершенствования», опубликованной в 1945 году генерал-майором инженерно-танковой службы, доктором технических наук Н. И. Груздевым, «Валентайн» заслужил следующую оценку[2]:


Mk III, как пехотный (или, придерживаясь весовой классификации, — лёгкий), танк, безусловно, имеет наиболее плотную общую компоновку и среди этого типа танков является, бесспорно, наиболее удачным, хотя вынос тормозных барабанов вне корпуса, безусловно, неправилен. Опыт с танком Mk III прекращает дискуссию о возможности целесообразного использования автомобильных агрегатов для танкостроения.

Броневая перегородка между моторным и боевым отделением существенно уменьшает потери в экипаже при пожаре и сохраняет моторно-трансмиссионную группу при взрыве снарядов. Приборы наблюдения просты и эффективны. Наличие уравнителей в Mk III и сервомеханизмов, несмотря на невысокую удельную мощность, позволяет обеспечивать удовлетворительную среднюю скорость танка порядка 13—17 км/ч.


Характерным для английских танков Mk III, Mk II и Mk IV является предпочтение, отдаваемое броне; скорость и вооружение получаются как бы второстепенными; несомненно, что если это терпимо в Mk III, то в других танках диспропорция является явным и недопустимым минусом.

Следует отметить надёжно работающий дизель GMC.

Из всех существующих лёгких танков танк Mk III является наиболее удачным. Можно сказать, что в условиях 1940—1943 гг. именно англичане создали тип пехотного танка.

Конструкция и потенциал развития

«Валентайн» в целом был довольно типичным продуктом британской школы танкостроения своего времени. С другой стороны, предельное ужатие габаритов являлось для британских машин нехарактерным, хотя в данном случае и вынужденным, шагом. Несмотря на очевидные преимущества в виде меньшей заметности машины на поле боя, это повлекло за собой тесноту боевого отделения. Вдобавок, стараясь уменьшить общую высоту машины, конструкторы фирмы «Виккерс» пошли даже на отказ от командирской башенки, что сложно отнести к удачным решениям[57].


Изначально заложенные в конструкцию «Валентайна» требования определили и возможности для его дальнейшего развития. Основными факторами, ограничивавшими его были подвеска, изначально рассчитанная на 13-тонный A9 и даже на ранних «Валентайнах» работавшая с перегрузкой, а также предельно ужатая компоновка, осложнявшая внесение серьёзных изменений. Несмотря на это, в ходе войны вооружение «Валентайна» было значительно усилено, хотя ценой за это стало ослабление бортовой брони. Однако в таком виде «Валентайн» даже по уровню лобового бронирования уже не соответствовал возросшим требованиям к пехотному танку по защищённости, а исчерпанный запас массы не позволял его усилить.

Ряд особенностей конструкции «Валентайна» повышал живучесть машины и выживаемость экипажа в случае её подбития. Так, несмотря на плотную компоновку, топливные баки располагались в моторном отделении, вне обитаемых мест танка. В сочетании с дизельным двигателем, применявшимся на большинстве «Валентайнов», это уменьшало пожароопасность и значительно повышало выживаемость экипажей в случае, если пожар всё же возникал. Броневая противопожарная перегородка между моторным и боевым отделениями дополнительно защищала экипаж, а в случае взрыва боекомплекта — защищала моторно-трансмиссионную группу, повышая шансы на последующее восстановление танка.


рочем, вероятность взрыва боекомплекта была также снижена, за счёт размещения его целиком на полу боевого отделения, где шансы на попадание в него вражеского снаряда были значительно меньше. Заднее расположение трансмиссионного отделения также повышало живучесть танка, снижая вероятность попадания в него, но вынос тормозных барабанов за пределы корпуса, безусловно являлся минусом[2]. Подвеска «Валентайна», несмотря на хорошие мягкость и плавность хода, также снижала живучесть машины, так как при выходе из строя любого из опорных катков, танк продолжать движение уже не мог[58]. Ощутимым недостатком «Валентайна», связанным как с ужатостью корпуса, так и с расположением боекомплекта, был малый боезапас — всего 60 40-мм или 44—46 57-мм или 75-мм выстрелов (для танков того времени, вооружённых 37—40-мм орудиями, он обычно составлял около 100—170 выстрелов, для танков с 50—76-мм орудиями — около 60—100 выстрелов).

Оригинальный метод сборки корпуса «Валентайна» имел как свои достоинства, так и недостатки. К безусловным достоинствам можно отнести освобождение танка от веса каркаса и занимаемого им внутреннего объёма, что было особенно важно для ужатого «Валентайна». Ещё одним специфическим достоинством являлась бо́льшая безопасность такого корпуса для экипажа. Клёпаные корпуса традиционной конструкции имели очень серьёзный недостаток — при снарядном, а порой даже при пулевом обстреле, заклёпки часто отскакивали внутрь корпуса, становясь опасными поражающими элементами.


-за специфического же расположения заклёпок и болтов в деталях корпуса «Валентайна», они во многом были лишены этой возможности. Основным же недостатком такого метода являлась его низкая технологичность. Детали корпуса требовали специальной высокоточной обработки, с допусками при подгонке их друг к другу не более 0,25 мм[17]. Кроме этого, можно отметить сравнительно сложную форму корпуса танка, особенно в районе крыши моторного и трансмиссионного отделения, что также не способствовало простоте изготовления.

Условия работы экипажа «Валентайна» не отличались комфортом. Ужатость компоновки привела к тесноте боевого отделения, ещё более усугубившейся на машинах с трёхместной башней или усиленным вооружением, ведь внешние размеры башни при этом почти не изменились[33]. Впрочем, в РККА теснота боевого отделения нареканий со стороны экипажей не вызывала, поскольку у советских танков, например, у Т-34, оно было ещё теснее[59]. Ещё хуже приходилось механику-водителю. Его рабочее место имело неудачную конструкцию — даже в небоевых условиях лучшим средством наблюдения для него оставался весьма небольших размеров смотровой люк в лобовой части корпуса. При этом использовать люки посадки-высадки для наблюдения водитель возможности не имел, так как они находились на крыше по сторонам от его рабочего места. В сочетании с больши́ми усилиями, которые ему было необходимо прилагать к механизмам управления, всё это делало работу механика-водителя «Валентайна» очень тяжёлым занятием[4]. С другой стороны, до конца 1942 года Т-34 с точки зрения удобства работы механика-водителя был ещё хуже — в частности, переключение передач на нём было настолько трудным, что механики-водители предпочитали постоянно вести танк на одной второй передаче.

Технологичность и надёжность

«Валентайн» изначально создавался как простой, надёжный и дешёвый в производстве танк. Стоимость его производства была на 20 %, а трудоёмкость изготовления — на 30 % ниже, чем «Матильды»[7][57]. Значительно повышали надёжность танка применение двигателя и трансмиссии от коммерческого автомобиля, а также отработанная на крейсерских танках конструкция подвески. В начальный период войны «Валентайн» относился к числу наиболее надёжных британских танков[33]. Тем не менее, ряд решений, в частности, конструкция корпуса и подвески, затрудняли и удорожали производство.

Моторная группа и трансмиссия работают 150—200 часов[60]. Частые нарекания в адрес надёжности «Валентайна», сопровождавшие его (как, впрочем, и все остальные западные танки) поначалу во время использования в РККА, были во многом вызваны неправильной эксплуатацией. «Валентайн» был рассчитан на более высокую культуру эксплуатации, чем советские танки, и попытки обращаться с ним так же, как с отечественной техникой, приводили к частым поломкам[2].

Крайне низкая живучесть ходовой части — при поломке одного катка танк двигаться не может[60].

Оценка боевого применения

Бесспорная ценность «Валентайна» заключалась в том, что он был дешёвым, надёжным и вполне боеспособным танком, доступным именно тогда, когда это было более всего необходимо. После поражения своих войск во Франции в 1940 году, Великобритания, оставшаяся с парком в подавляющем большинстве своём устаревших или малопригодных к бою танков, была вынуждена спешно восстанавливать свои бронетанковые войска. Именно в это время «Валентайн» сумел ярче всего проявить себя. Несмотря на то, что его боевая служба в первой линии танковых частей оказалась недолгой и в ней приняло участие сравнительно небольшое количество от выпущенных машин, «Валентайн» сыграл значительную роль в укреплении британских танковых войск в критический для них момент[50]. С осени 1940 года и практически до самого конца войны, «Валентайны» использовались для подготовки танковых экипажей, как в линейном варианте, так и в специализированных, например, Valentine DD.

Ранние модификации «Валентайна», как и почти все другие британские танки начального периода войны, были вооружены 40-мм пушкой QF 2 pounder. Хотя его слабость уже тогда была очевидна даже самим британцам, QF 2 pounder была лучшим доступным им в то время противотанковым орудием. Тем не менее, она могла без труда поражать лобовую броню германских лёгких танков и ранних модификаций средних PzKpfw III и PzKpfw IV. Броню же лёгких и средних итальянских, а также японских танков она без труда пробивала до самого конца войны. Но появление новых модификаций PzKpfw III и PzKpfw IV с усиленным до 50—60 мм лобовым бронированием, пробиваемым для QF 2 pounder лишь на предельно близких дистанциях, резко снизило её эффективность. А 80-мм лобовая броня поздних модификаций PzKpfw IV оказалась для неё и вовсе неуязвима. «Валентайнам» приходилось искать возможности для поражения более тонкой бортовой брони противника, в то время как германские танки, благодаря более мощным и дальнобойным орудиям, могли поражать «Валентайны» с дальних дистанций, оставаясь вне досягаемости их орудий. С появлением же тяжёлых германских танков, QF 2 pounder устарела окончательно, поскольку те оказались для неё практически неуязвимы. Неэффективна 40-мм пушка была и для задач поддержки пехоты. Первоначально осколочных снарядов к ней не было вовсе, но даже появившись в 1942 году, 40-мм снаряды отличались низкой эффективностью из-за очень малого заряда взрывчатого вещества[20].

Установка 57-мм пушки QF 6 pounder значительно расширила противотанковые возможности «Валентайна», позволив ему поражать на дистанциях менее 500 м даже лобовую броню германских средних танков, хотя PzKpfw IV и сохраняли значительное преимущество в дальнобойности орудия. Вдобавок 57-мм пушка могла пробить хотя бы бортовое бронирование тяжёлых танков противника на близких дистанциях, пускай в этом случае её возможности находились уже на пределе, особенно для пушек модификации Mk III с более коротким стволом. Кроме этого, QF 6 pounder в значительной степени сохраняла недостаток своей предшественницы — отсутствие, на начальном этапе, осколочных снарядов к ней и недостаточную их мощность, что было особенно важно для танка поддержки пехоты. Эта проблема была разрешена путём установки на танк 75-мм пушки OQF 75 mm, имевшей очень эффективный для своего калибра осколочно-фугасный снаряд, но вооружённые этим орудием «Валентайны» Mk XI в бою почти не использовались[источник не указан 1381 день].

Основным преимуществом «Валентайна» в бою являлось мощное бронирование. На 1940 год 60—65-мм вертикальная броня, защищавшая его со всех сторон (за исключением верхнего кормового листа) считалась крайне мощной, особенно с учётом весовой категории «Валентайна». К 1941 году, когда «Валентайны» вступили в бой, оно всё ещё обеспечивало надёжную защиту от большинства танковых и противотанковых орудий. Слабым местом бронирования являлся верхний кормовой лист, несмотря на значительный наклон, имевший толщину всего 17 мм, но вероятность его поражения в бою была сравнительно невелика[источник не указан 279 дней].

Для любых орудий 37-мм калибра, в частности для германской Pak 35/36 танк был практически неуязвим, даже подкалиберные снаряды могли пробить его броню лишь на предельно близких дистанциях при удачном стечении обстоятельств. От калиберных снарядов орудий калибра 47—50 мм бронирование «Валентайна» Mk I—II также обеспечивало защиту на большинстве дистанций боя, равно как и от бронебойных снарядов 75-мм противотанковой пушки Pak 97/38 (кумулятивные снаряды данного орудия обеспечивали уверенное поражение английского танка)[16]. Короткоствольная 75-мм танковая пушка KwK 37, стоявшая на ранних модификациях PzKpfw IV, могла пробить броню «Валентайна» лишь кумулятивным снарядом. 50-мм подкалиберный снаряд очень эффективен против брони «Валентайна» на всех дистанциях боя[16].

Резко изменилась ситуация с появлением к 1942 году в значительных количествах PzKpfw IV, вооружённых длинноствольным 75-мм орудием KwK 40 и 75-мм противотанковой пушки Pak 40. Оба этих орудия не имели проблем с поражением «Валентайна» калиберными снарядами на дистанции в 1000—1500 м. Массовое распространение этих орудий к 1943 году сделало бронирование «Валентайна» устаревшим. Пушки же тяжёлых германских танков не имели проблем с пробитием его брони практически на любых дистанциях боя. Тем не менее, в рядах РККА он использовался до конца войны, несмотря на то, что к 1944—1945 годам его броня без труда пробивалась почти всеми танковыми и противотанковыми орудиями[источник не указан 279 дней].

По словам Героя Советского Союза, генерал-майора танковых войск А. М. Овчарова, танк «горел от попадания даже 50-миллиметрового снаряда».[61]

В британской армии «Валентайны» в период активного использования выступали в роли «основных» танков, поскольку танки его весовой категории в то время по британской классификации относились к средним, а единственным более тяжёлым британским танком в то время были «Матильды». Именно это во многом определило его сравнительно недолгую активную службу в британских войсках. В этой роли он не мог на равных противостоять поздним модификациям германских PzKpfw IV, имевшим куда больший запас развития и был вытеснен лучше вооружёнными и более подвижными «Грантами» и «Шерманами», как только те стали доступны в достаточных количествах. В РККА же «Валентайн» изначально рассматривался как лёгкий, по крайней мере по массе. К примеру, в эшелонированных атаках «Валентайны» шли совместно с лёгкими Т-70 и выполняли схожие задачи. Использование «Валентайна» в роли лёгкого танка для поддержки пехоты давало куда лучшие результаты, благодаря чему «Валентайн» в итоге использовался в бою советскими войсками дольше и в больших количествах, чем британскими.

«Валентайн» обладал довольно невысокой удельной мощностью двигателя (8 л. с. на тонну) по сравнению с большинством танков своего времени (к примеру, у PzKpfw III этот показатель составлял 13—15 л. с. на тонну, в зависимости от модификации, у Т-34-76 — 17 л. с. на тонну). Следствием этого являлась невысокая максимальная скорость (24—32 км/ч, в зависимости от методики измерения). Но для пехотного танка серьёзным недостатком это не считается, так как его задача — непосредственная поддержка пехоты, скорость движения при которой определяется скоростью пехотинца и как правило, не превышает в среднем 16—17 км/ч[62]. Средняя же скорость движения «Валентайна» составляла около 13—17 км/ч, что являлось вполне достаточным для его назначения[2]. С другой стороны, сохранялась проблема транспортировки танка к полю боя, но в Великобритании она была успешно разрешена путём создания колёсных транспортёров на базе автомобилей. При этом, несмотря сравнительно слабую двигательную установку, «Валентайн» обладал хорошей маневренностью, которая во многом и позволила ему оставаться на вооружении кавалерийских частей РККА до конца войны[46].

ru-wiki.org

Танк валентайн

В начале 1938 года Военное министерство Великобритании предложило фирме Vickers-Armstrong Ltd. принять участие в производстве пехотного танка Mk. II либо разработать боевую машину собственной конструкции по аналогичным тактико-техническим требованиям. Чертежи новой боевой машины были представлены в Военное министерство 10 февраля 1938 года, а ее полноразмерный макет изготовили к 14 марта, но военных не устраивала двухместная башня, и целый год они раздумывали: принять проект или нет. Ухудшение обстановки в Европе способствовало тому, что 14 апреля 1939 года был выдан заказ на первую серию танков. Контракт, подписанный в июне — июле того же года, предусматривал поставку английской армии 625 «валентайнов». К их производству привлекались ещё две фирмы: Metropolitan- Cammell Carriage and Wagon Co. Ltd. и Birmingham Railway Carriage and Wagon Co. Ltd. В июне 1940 года из цехов завода Vickers в Ньюкастле начали выходить первые серийные танки.

Танк валентайн

Пехотный танк «Валентайн II» на НИИБТ Полигоне в Кубинке. 1947 год.

Пехотный танк «Валентайн» имел классическую компоновку с задним расположением ведущих колес. Главная особенность конструкции корпуса и башни — отсутствие каркасов для их сборки. Броневые плиты обрабатывались по соответствующим шаблонам так, что при сборке они взаимно замыкались. Затем плиты крепились друг к другу болтами, заклепками и шпонками. Допуски при пригонке различных деталей не превышали 0,01 дюйма.

Место механика-водителя располагалось в центре передней части танка. Для посадки и высадки в его распоряжении имелись два люка с откидывающимися крышками. Еще два члена экипажа — наводчик и командир (он же заряжающий и радист) — размещались в башне. В лобовой ее части в литой маске была установлена 2-фунтовая пушка и спаренный с ней 7,92-мм пулемет BESA. Справа от них в отдельной маске — 50-мм дымовой гранатомет. Вооружение дополнял 7,69-мм пулемёт Bren на зенитной установке Lakeman на крыше башни. В задней части башни находились радиостанция № 11 или № 19 и специальное отверстие для вентиляции. На стенках вращающегося полика боевого отделения башни размещался боекомплект — 60 выстрелов и 3150 патронов (14 коробок по 225 штук в каждой) к пулемету BESA; к полику крепились и сиденья членов экипажа. Боекомплект зенитного пулемёта Bren — 600 патронов (6 дисковых магазинов) — находился в ящике на задней наружной стенке башни. Для гранатомета предназначались 18 дымовых гранат.

В просторном моторном отделении устанавливался двигатель с агрегатами питания, смазки, охлаждения и электрооборудования. Справа от двигателя — масляный фильтр и две аккумуляторные батареи, а слева — топливный бак. Моторное отделение закрывалось из боевого отделения съемными жалюзи. Для доступа к агрегатам двигателя броневые листы крыши моторного отделения были откидными.

В отделении трансмиссии находились бак системы охлаждения, два радиатора, однодисковый главный фрикцион сухого трения, пятискоростная коробка передач, поперечная передача, два многодисковых сухих фрикциона, полужесткие соединения бортовых фрикционов с бортовыми передачами и масляный бак.

Ходовая часть каждого борта состояла из шести обрезиненных опорных катков, сблокированных по три в две балансирные тележки со специальными пружинами и гидравлическими амортизаторами; ведущего колеса со съемным зубчатым венцом и двумя резиновыми шинами; направляющего колеса с натяжным механизмом и трех обрезиненных поддерживающих роликов. В гусеничной цепи было 103 трака, а их зацепление — цевочным, посередине гусеницы.

Танк валентайн

Пехотный танк MK-III «Валентайн IX» на полигоне в Кубинке.

Танки «Валентайн» выпускались в 11 модификациях, отличавшихся маркой и типом двигателя, конструкцией башни и вооружением. Вариант «Валентайн I» был единственным, оснащенным карбюраторным двигателем АЕС А189 мощностью 135 л.с. Начиная с модели «Валентайн II», на танк устанавливались только дизельные двигатели, сначала АЕС А190 мощностью 131 л. с, затем, на «Валентайн IV», — американский GMC 6004, задросселированный до мощности 138 л.с. Поскольку танкисты жаловались на перегруженность двух членов экипажа, размещенных в башне, то на вариантах «III» и «V» установили трехместную башню, увеличив объем стандартной за счет выдвинутой вперед маски новой формы. Впрочем, трем танкистам в новой башне было слишком тесно, и толку от такого усовершенствования оказалось мало. При общей идентичности «тройка» и «пятерка» отличались друг от друга только маркой двигателя — АЕС А190 и GMC 6004 соответственно. Масса танка возросла ровно на тонну и достигла 16,75 т.

Танк валентайн

Перед митингом по случаю передачи первых британских танков Советскому Союзу. Бирмингем, 28 сентября 1941 года.

Осенью 1941 года производство «Валентайна» развернулось в Канаде, на заводе монреальской фирмы Canadian Pacific Co. До середины 1943 года здесь было изготовлено 1420 танков модификаций «VI» и «VII», которые почти не отличались от «Валентайна IV». Единственной разницей была марка спаренного пулемета: на «Валентайн VI» — BESA, а на «Валентайн VII» — Browning М1919А4. Часть машин канадского производства имела литую лобовую часть корпуса.

Стремясь повысить огневую мощь танка, британцы установили на «Валентайне VIII» 6-фунтовую пушку. При этом число членов экипажа в башне вновь сократилось до двух. Был ликвидирован и курсовой пулемет, что снизило огневые возможности танка.

Вариант «Валентайн IX» был идентичен своему собрату, за исключением марки силовой установки: на нем стоял дизель GMC 6004, а на «VIII» — АЕС А190.

На «Валентайн X» спаренный пулемёт возвратили. А в связи с тем, что масса танка с 6-фунтовой пушкой возросла до 17,2 т, на «десятке» установили дизель GMC 6004 мощностью 165 л.с. 6-фунтовые пушки были двух модификаций: Мк III с длиной ствола 42,9 калибра и Мк V с длиной ствола 50 калибров. Боекомплект сократился до 58 выстрелов.

Танк валентайн

Последней модификацией «Валентайна», поставлявшейся в Советский Союз, стал «Валентайн X».

Последнюю модификацию — «Валентайн XI» — вооружили 75-мм пушкой. При этом спаренный пулемет опять убрали — его просто некуда было ставить. На этой версии устанавливался двигатель GMC 6004, форсированный до 210 л.с.

14 апреля 1944 года заводские цеха покинул последний танк «Валентайн» из 6855 боевых машин, изготовленных в Великобритании. Помимо этого с осени 1941 до середины 1943 года 1420 таких машин было выпущено в Канаде. Следовательно, общее количество «валентайнов» составляет 8275 единиц. Это самый массовый британский танк периода Второй мировой войны.

Единственной страной, куда «валентайны» поставлялись по ленд-лизу, был Советский Союз. Причем в СССР отправили без малого половину выпущенных машин: 2394 английских и 1388 канадских, из которых до места назначения дошло 3332 танка.

По данным приемных комиссий ГБТУ Красной армии, в 1941 году было принято 216 танков, в 1942 — 959, в 1943–1776, в 1944 — 381. Красная армия получила танки семи модификаций — II, III, IV, V, VII, IX и X. Как видно, преобладали машины, оснащенные дизелями GMC. Возможно, это делалось ради унификации: такие же двигатели стояли на поставлявшихся в СССР «шерманах». Кроме линейных танков было поставлено 25 мостоукладчиков Valentine-Bridgelayer — советское обозначение МК.ЗМ. В документах военных лет «валентайны» называются по-разному. Чаще всего MK.III или МК.З, иногда с добавлением названия «Валентайн» или, реже, «Валентин». Не часто можно встретить и обозначение модификации «Валентайн III», «Валентайн IX» и т. д. Вместе с тем в документах тех лет кроме МК-3 попадаются обозначения МК-5, МК-7, МК-9. Совершенно очевидно, что речь идет о различных модификациях этого британского танка.

Первые «валентайны» появились на советско-германском фронте в конце ноября 1941 года. В 5-й армии, оборонявшейся на Можайском направлении, первой частью, получившей боевые машины этого типа, стал 136-й отдельный танковый батальон. Он был сформирован к 1 декабря 1941 года, и в его составе насчитывалось десять Т-34, десять Т-60, девять «валентайнов» и три «матильды». Английские танки батальон получил в Горьком только 10 ноября 1941 года, поэтому танкисты проходили обучение непосредственно на фронте. 15 декабря 136-й отдельный танковый батальон был придан 329-й стрелковой дивизии, а затем 20-й танковой бригаде, совместно с которыми участвовал в контрнаступлении под Москвой. Как и в случае с «Матильдой», уже в ходе первых боев выявился такой недостаток английских танков, как отсутствие в боекомплекте 2-фунтовой пушки осколочно-фугасных снарядов. Последнее обстоятельство послужило причиной распоряжения ГКО о перевооружении «Валентайна» отечественной артсистемой. Эту задачу в сжатые строки осуществили на заводе № 92 в Горьком. На машине, получившей заводской индекс ЗИС-95, установили 45-мм пушку и пулемет ДТ. В конце декабря 1941 года танк отправили в Москву, однако дальше опытного образца дело не пошло.

Танк валентайн

Танк MK-III «Валентайн» движется к линии фронта. Битва за Москву, январь 1942 года.

Большое количество «валентайнов» участвовало в битве за Кавказ. В 1942–1943 годах танковые части Северо-Кавказского и Закавказского фронтов были укомплектованы импортной техникой почти на 70 %. Это объяснялось близостью к так называемому «Персидскому коридору» — одному из путей поставки грузов в СССР, проходившему через Иран. Но даже среди войск Северо-Кавказского фронта выделялась 5-я гвардейская танковая бригада, танкисты которой с середины 1942 года по сентябрь 1943-го освоили пять типов машин: «Валентайн», МЗл, МЗс, «Шерман» и «Тетрарх», и это не считая отечественной техники!

Боевые действия на Северном Кавказе бригада начала 26 сентября 1942 года на грозненском направлении в районе Малгобек — Озерная. На тот момент в составе бригады имелось 40 «валентайнов», три Т-34 и один БТ-7. 29 сентября танкисты атаковали немецкие войска в долине Алханч-урт. В этом бою экипаж гвардии капитана Шепелькова на своем «Валентайне» уничтожил пять танков, самоходку, грузовик и 25 солдат противника. Всего же, за несколько дней боев в этом районе, 5-я гвардейская танковая бригада уничтожила 38 танков (20 из них сгорели), одну самоходную установку, 24 орудия, шесть минометов, один шестиствольный миномет и до 1800 солдат врага. Наши потери составили два Т-34 и 33 «валентайна» (из них восемь сгорели, а остальные удалось эвакуировать с поля боя и восстановить), 268 человек убитыми и ранеными.

Танк валентайн

«Валентайн II» в засаде. Битва за Москву, январь 1942 года.

Танк валентайн

Танк МК-III «Валентайн VII» 52-й Краснознаменной танковой бригады направляется к передовой. На башне отчётливо виден белый ромб — тактический знак 52-й бригады. Закавказский фронт, ноябрь 1942 года.

Танк валентайн

Канадский танк «Валентайн VII» из состава 52-й Краснознамённой танковой бригады, подбитый у г. Алагир. Северный Кавказ, 3 ноября 1942 года. Помимо номера военного департамента, отчётливо видного на башне, о принадлежности этой машины к модификации «Валентайн VII» можно судить по стволу спаренного пулемёта «Браунинг» и литой лобовой части корпуса.

Танк валентайн

Отработка взаимодействия танков и пехоты. 1942 год.

Поскольку большинство бригад, имевших на вооружении импортную технику, отличались смешанным составом, то уже в 1942 году было найдено наиболее верное решение — использовать отечественные и иностранные танки комплексно, чтобы они дополняли друг друга с точки зрения своих боевых качеств. Так, в первом эшелоне шли танки KB и «Матильда» CS с 76-мм гаубицей, во втором — Т-34, а в третьем — «валентайны» и Т-70. Такая тактика часто давала положительные результаты.

Подобным образом действовала 5-я гвардейская танковая бригада во время боев по прорыву «Голубой линии» — оборонительной полосы немцев на Северном Кавказе в 1943 году. Тогда для атаки, помимо сил бригады (13 М4А2, 24 «Валентайна», 12 Т-34), был привлечен 14-й гвардейский танковый полк прорыва (16 KB-1С), и боевые порядки удалось выстроить именно так, что в итоге способствовало успеху боя. Впрочем, в связи с этим будет небезынтересно познакомиться с воспоминаниями участника этого боя Г. П. Полосина:

«Лавируя среди снарядных разрывов (тридцатиминутная артподготовка, конечно же, не подавила в полной мере вражескую систему огня), мой „Валентайн“ неожиданно оказался буквально перед домами хутора (Горно-Весёлого. — Прим. автора). Вот это удача! Только вот как другие танки?..

Я огляделся через смотровые щели. Увидел, что еще два „англичанина“ моего взвода — машины Полозникова и Воронкова — идут чуть сзади. А вот тяжелых KB не видно. Может, отстали или взяли в сторону… Пехоту, конечно же, еще раньше отсекли от танков…

Круша по пути пулеметные точки и дзоты противника, наши танки взвода вышли в лощину. Здесь остановились. Я отдал по рации распоряжение:

— Без моего приказа не стрелять! Беречь снаряды. Неизвестно еще, сколько так-то вот придется… Да и к своим потом пробиваться…

Командиры танков ответили коротко: поняли.

Затем попытался связаться с командиром роты гвардии старшим лейтенантом Максимовым. И не смог. Эфир до предела был заполнен истерическими командами на немецком языке. Видимо, гитлеровцы были серьезно обеспокоены неожиданным прорывом русских танков на этом участке своей обороны.

Но и наше положение было незавидным. Так уж вышло, что от основной группы, проводящей разведку боем, оторвались, боеприпасы и горючее на исходе, одни в тылу противника, который, правда, пока еще не до конца разобрался в обстановке, но это — дело времени.

Раздавив по пути немецкое противотанковое орудие, наш танк выскочил из лощины на открытое пространство и увидел странную картину. На машине Воронкова, которая находилась правее в 30–40 метрах, стояли немцы. Они приняли „валентайны“ за свою технику, стучали прикладами по броне и не понимали, почему танкисты не вылезают. Подождав, пока немцев набралось до десятка человек, я приказал ударить по ним из пулемета. Затем, выстрелив из дымовых гранатометов (вот где пригодилось это оружие, которое было только на английских танках) и установив дымовую завесу, машины через ту же лощину вернулись в расположение своих войск. Около Горно-Веселого по-прежнему шёл бой. Танки KB были подбиты. Один из них стоял без башни. Другой чуть дальше от него уткнулся пушкой в землю. У его правой распластанной гусеницы двое танкистов отстреливались из пистолетов от наседавших немцев. Разогнав вражескую пехоту огнем из пушек и пулемётов, мы втащили обоих раненых в свой „Валентайн“. Тут же выяснилось, что, не сумев пробить броню KB противотанковой артиллерией, немцы применили против них управляемые мины».

Весьма любопытный эпизод. Стоит обратить внимание на одну существенную деталь: своими успешными действиями взвод во многом обязан наличию надежной радиосвязи между машинами. Что и неудивительно, ведь радиостанции устанавливались на всех ленд-лизовских танках без исключения!

Танк валентайн

«Валентайн» подбитый на Восточном фронте. Группа армий «Центр», февраль 1942 года.

Ещё одним примером использования такой тактики стал бой 139-го танкового полка 68-й механизированной бригады 5-го механизированного корпуса 5-й армии за овладение населенным пунктом Девичье Поле в ноябре 1943 года. В полку насчитывалось 20 танков Т-34 и 18 «Валентайн VII». 20 ноября 1943 года во взаимодействии с 56-м гвардейским танковым полком прорыва, имевшим на вооружении KB и Т-34, и пехотой 110-й гвардейской стрелковой дивизии танки 139-го танкового полка пошли вперед. Атака велась на высоких скоростях (до 25 км/ч) с десантом автоматчиков на броне и с прицепленными к танкам противотанковыми орудиями. Всего в операции было задействовано 30 советских боевых машин. Противник не ожидал такого стремительного и массированного удара и не смог оказать эффективного сопротивления. После прорыва первой линии вражеской обороны пехота спешилась и, отцепив пушки, стала занимать позиции, готовясь к отражению возможной контратаки. В прорыв же были введены остальные части 110-й гвардейской стрелковой дивизии. Однако немецкой контратаки не последовало — германское командование было настолько ошеломлено действиями советских войск, что в течение суток не могло организовать контрудара. За это время наши войска продвинулись на 20 км в глубину немецкой обороны и захватили Девичье Поле, потеряв при этом один KB, один Т-34 и два «Валентайна»!

География применения «валентайнов» была очень широкой — от самых южных участков советско-германского фронта до северных. Помимо частей Закавказского фронта они состояли, например, на вооружении 19-го танкового корпуса Южного фронта (с 20 октября 1943 года — 4-й Украинский фронт) и принимали активное участие в Мелитопольской наступательной операции, а затем в освобождении Крыма. Танки МК.III активно использовались в позиционных боях на Западном и Калининском фронтах вплоть до начала 1944 года. Следует отметить, что во многих воинских частях импортные танки подвергались доработке главным образом с целью повышения проходимости по снегу и болотистому грунту. Например, в 196-й танковой бригаде 30-й армии Калининского фронта, участвовавшей во взятии г. Ржева в августе 1942 года, к каждому траку гусеницы приваривали стальные пластинки, увеличивавшие ее площадь.

До конца войны «валентайны» оставались основными танками кавалерийских корпусов. Особенно высоко кавалеристы ценили маневренные качества машины. Скорее всего, по этой же причине «валентайны» состояли на вооружении многих мотоциклетных батальонов и отдельных мотоциклетных полков. В штат последних на завершающем этапе войны входила танковая рота из десяти Т-34 либо такого же количества «Валентайн IX».

Танк валентайн

«Валентайн» на правом берегу Днестра. 1943 год.

Танк валентайн

Танки «Валентайн V» (с трёхместной башней) на марше. 1-й Белорусский фронт, 1944 год.

Танк валентайн

«Валентайн VII», подбитый немецкой противотанковой артиллерией. Район Витебска, январь 1944 года.

Танк валентайн

Колонна «валентайнов» на подступах к Барановичам. На переднем плане — «Валентайн V». Белоруссия, 1944 год.

Танки модификаций «Валентайн IX» и «Валентайн X», вооружённые 57-мм пушками, наряду с «шерманами» почти до конца войны продолжали запрашиваться Советским Союзом для поставок по ленд-лизу. Во многом благодаря этому серийное производство «валентайнов», уже не поступавших в британскую армию, продолжало сохраняться вплоть до апреля 1944 года.

В Красной армии «валентайны» использовались вплоть до конца Второй мировой войны. Так, например, в 5-й гвардейской танковой армии 3-го Белорусского фронта на 22 июня 1944 года числилось 39 танков «Валентайн IX», а в 3-м кавалерийском корпусе — 30 единиц «Валентайн III». Танки «Валентайн IX» состояли на вооружении 1-го мехкорпуса 2-й гвардейской танковой армии в период Висло-Одерской наступательной операции зимой 1945 года. Свой боевой путь в Красной армии боевые машины этого типа закончили на Дальнем Востоке в августе 1945-го. В составе 2-го Дальневосточного фронта сражался 267-й танковый полк (41 «Валентайн III» и «Валентайн IX»), в рядах конно-механизированной группы Забайкальского фронта имелось 40 танков «Валентайн IV», и, наконец, в составе 1-го Дальневосточного фронта действовали две танкомостовые роты по i0 мостоукладчиков Valentine-Bridgelayer в каждой.

В зарубежной литературе встретить более или менее полную оценку танка «Валентайн» довольно трудно. Слишком ограниченной по времени и по масштабам была его эксплуатация в английской армии. В основном отмечается, что танкисты хвалили танк за надежность, а ругали за тесноту боевого отделения и отсутствие в боекомплектах 2- и 6-фунтовых пушек осколочно-фугасных снарядов.

Поскольку несколько тысяч боевых машин этого типа воевало на советско-германском фронте, в крайне жестких условиях эксплуатации, попробуем проанализировать те отзывы, которые давали «Валентайну» советские танкисты. Правда, в силу уже упоминавшихся причин, сделать это будет не просто. Оценки в исключительно негативном ключе не смогла избежать и мемуарная литература. Типичный пример необъективной и противоречивой оценки танка «Валентайн» можно найти в воспоминаниях генерал-майора А. В. Казарьяна.

Накануне описываемых событий весной 1942 года он закончил обучение в 38-м учебном танковом полку. В июне прибыл в 196-ю танковую бригаду на должность командира танка. Приводим отрывок из его воспоминаний.

«Вечером перед строем роты старший лейтенант Василий Моисеев представил меня экипажу: механику-водителю ефрейтору Ивану Пыльнику, командиру орудия ефрейтору Николаю Яковлеву, радисту-пулемётчику рядовому Ивану Кожевникову.

Признаюсь, однако, что я не торопился занять командирское кресло в машине.

Дело в том, что этот английский танк „Валентайн“ — из тех, что союзники поставляли СССР по ленд-лизу — я знал неважно. На курсах вождение мы осваивали на тридцатьчетверке, в учебных боях использовали наши старые машины Т-28, ВТ- 7 и лишь в последние дни ознакомились с устройством танков союзников по схемам и рисункам.

Последующие три дня выдались относительно спокойными, и появилась возможность досконально изучить „Валентайн“. Какой-то радости от знакомства не испытал: броня слабая, наверняка легко пробивалась немецкими снарядами; двигатель маломощный — 130 лошадинных сил. Значит, машина не обладала высокими скоростью и маневренностью.

Утром 11 июня старший лейтенант Моисеев поставил перед ротой боевую задачу: освободить село Тимофеевку.

Мощный залп нашей артиллерии разорвал утреннюю тишину. Команда — и танки, сопровождаемые пехотой, устремились вперед, ведя огонь из пушек и пулеметов. Фашисты пока огрызаются слабо, но нарастает беспокойство: как ни вглядываюсь вперед, как ни напрягаю зрение — не могу обнаружить вражеские позиции.

Сходу едва не влетели в широкий, под стать противотанковому рву овраг. Но механик-водитель Пыльник недаром слыл мастером своего дела: крутанул танк, прибавил газу и обошел препятствие стороной. Скорее! Скорее! Уже хорошо видна Тимофеевка — остовы сожженных домов, торчащие среди развалин печные трубы…

И тут нас постигла неудача: противник неожиданно встретил сильнейшим огнем противотанковых орудий и одновременно очередями из фланговых пулеметов отсек пехоту, накрепко прижал её к земле. В довершение ко всему над полем боя появилась группа немецких самолетов. На землю горохом посыпались бомбы.

Танки, маневрируя, расползлись в стороны. Боевой порядок нарушился. Вражеская бомба разорвалась рядом с нашей машиной, повредила гусеницу, левое направляющее колесо и опорные катки. А артиллерийский огонь все усиливался. Это плохо могло кончиться, надо действовать. Да ведь не напрасно же нас учили ремонтному делу! Вот он как раз тот случай, когда нельзя медлить, пассивно ждать помощи со стороны.

— Всем — под танк! — скомандовал я. — Будем сами устранять неисправность.

Учить-то учили… Но поле боя не учебный класс, а поврежденный на нем танк — не наглядное пособие. Кругом грохот, едкий дым режет глаза, да и нервы напряжены до предела. А гусеницу все же натянули, заняли свои места и, маскируя танк за кустарником, начали отводить его к оврагу.

Неудача в бою сильно расстроила меня — ведь поклялся отомстить врагу за брата, а сам даже до переднего края вражеской обороны не смог прорваться, не сумел эффективно использовать скорость и маневр, вот и подставил машину под бомбу.

От командира роты не ускользнуло мое подавленное состояние. Он решительно вмешался:

— Нечего терзать себя, Казарьян. Все мы виноваты, не сделав самого главного: плохо изучили систему противотанковой обороны противника, не разведали как положено его передний край, потому и поплатились. Впредь будем умнее.

Как мог успокаивал меня и механик-водитель ефрейтор Пыльник:

— „Валентайн“ во всём виноват. Керосинка это, прогулочная машина, а не танк. Сколько ни жми — больше двадцати пяти не выжмешь, да и то на хорошей дороге. А ведь по техническому описанию должен давать все сорок. Это, я думаю, реклама, чтобы цену набить».

Что можно сказать об этом эпизоде? Молодой командир, только что закончивший ускоренный (4–5 месяцев) курс обучения, прибыл в часть. По его же собственным словам, с танком «Валентайн» он был не знаком (38-й учебный танковый полк только с марта 1942 года перевели на подготовку танкистов для эксплуатации иностранной техники). Для досконального изучения столь сложной боевой техники, как танк, трех дней явно недостаточно, тем более его командиру. Впрочем, объективную и вполне справедливую оценку боя дал командир роты. При такой подготовке результат его был бы одинаков вне зависимости от боевой техники, в нем участвовавшей: будь то Т-34 или «Шерман», KB или «Валентайн». О последнем, кстати, в приведенном отрывке можно найти любопытную информацию. Оказывается, и броня слабая (это 60-то мм!), и двигатель маломощный, и скорость «больше 25 не выжмешь», хотя «по техническому описанию должен давать все 40». Подобная «информация» ничего, кроме улыбки, вызвать не может. За ней кроется полное незнание вверенной материальной части и особенностей ее использования не только командиром танка, но и всем экипажем. Отсюда и сетование на малую скорость, и ссылки на мифическое техописание со скоростью 40 км/ч! «Валентайн» — танк сопровождения пехоты, и высокие удельная мощность и скорость движения ему не нужны. Тем более что средние скорости в атаке, как правило, не превышают 16–17 км/ч (это порог выносливости членов экипажа любого танка при движении по местности), а при поддержке пехоты и того меньше — трудно представить себе пехотинца, бегущего в атаку со скоростью 40 км/ч! Что же касается маневренных качеств танка, то они обеспечиваются не только и не столько высокой удельной мощностью, а главным образом соотношением L/B. Чем оно меньше, тем машина маневренней. У «Валентайна» оно равнялось 1,4, и по этому показателю он превосходил Т-34 (1,5).

Танк валентайн

Вперед на запад! Советские танки («Валентайн IX») вступили на территорию Румынии. 1944 год.

Танк валентайн

Танки «Валентайн IX» проходят по улицам г. Ботошаны. Румыния, апрель 1944 года.

Танк валентайн

Танки «Валентайн IX» 5-й гвардейской танковой армии выдвигаются на боевые позиции. 1-й Белорусский фронт, лето 1944 года.

Несколько другая оценка «Валентайна» содержится в воспоминаниях Н. Я. Железнова, который смог познакомиться с этой машиной летом 1942 года в 1-м Саратовском танковом училище:

«Около месяца мы обучались на английских „матильдах“ и канадских „валентайнах“. Надо сказать, что „Валентайн“ — очень удачная машина. Пушка мощная, двигатель тихий, сам танк низенький, буквально в рост человека».

Справедливости ради надо сказать, что и А. В. Казарьян в дальнейшем вполне успешно дрался на «Валентайне» в боях на Ржевском направлении, был награжден, стал командиром взвода, а затем роты. Правда, где-то с июля 1942 года свой «Валентайн» (кстати, модели III или V) он называет «тридцатьчетвёркой», хотя, если судить по документам, до ноября 1942 года в 196-й танковой бригаде танков отечественного производства, кроме Т-60, не было. Да и «тридцатьчетверка» какая-то странная — с трехместной башней и зенитным пулемётом.

Словом, ясности приведенный фрагмент воспоминаний не прибавил. Попробуем обратиться к более беспристрастному источнику: документам военных лет. В частности, к «Краткому отчету о действиях МК.III», датированному 15 января 1942 года, который составило командование 136-го отдельного танкового батальона, участвовавшего с 15 декабря 1941 года в контрнаступлении под Москвой. Этот отчет, по-видимому, можно считать одним из первых документов, содержащих оценку ленд-лизовской техники.

«Опыт применения „валентайнов“ показал:

1. Проходимость танков в зимних условиях хорошая, обеспечивается движение по мягкому снегу толщиной 50–60 см. Сцепление с грунтом хорошее, но при гололедице необходимы шпоры.

2. Оружие действовало безотказно, но были случаи недоката пушки (первые пять-шесть выстрелов), видимо, из-за загустения смазки. Оружие очень требовательно к смазке и уходу…

3. Наблюдение в приборы и щели хорошее…

4. Моторная группа и трансмиссия работали хорошо до 150–200 часов, в дальнейшем наблюдается снижение мощности двигателя…

5. Броня хорошего качества…

Личный состав экипажей проходил специальную подготовку и танками владел удовлетворительно. Командный и технический состав танки знал слабо. Большое неудобство создавало незнание экипажами элементов подготовки танков к зиме. В результате отсутствия необходимых утеплений машины с трудом заводились на морозе и поэтому держались все время в горячем состоянии, что вело к большому расходу моторесурсов. В бою с немецкими танками (20.12.1941 г.) три „Валентайна“ получили следующие повреждения: у одного 37-мм снарядом заклинило башню, у другого — пушку, третий получил пять попаданий в борт с дистанции 200–250 м. В этом бою „валентайны“ подбили два средних танка Т-3.

В целом MK.III — хорошая боевая машина с мощным вооружением, хорошей проходимостью, способная действовать против живой силы, укреплений и танков противника.

Отрицательные стороны:

1. Плохое сцепление гусениц с грунтом.

2. Большая уязвимость тележек подвески — при выходе из строя одного катка танк двигаться не может.

3. К пушке нет осколочно-фугасных снарядов».

Сомневаться в объективности этого отчета, составленного по горячим следам, нет оснований. Интересно отметить, что советские танкисты, как и их английские коллеги, отмечали в качестве недостатка отсутствие в боекомплекте пушки осколочно-фугасных снарядов, но не заметили тесноты боевого отделения, по-видимому, потому, что у Т-34, например, оно было еще теснее. Ряд же конструктивных особенностей танка вызывал критику исключительно в частях Красной армии. Само собой разумеется, что в Англии или Западной Европе, а уж тем более в Северной Африке или Бирме вода в системе охлаждения танка не замерзала по причине отсутствия морозов. Большая часть недостатков «Валентайна» (да и не его одного), упоминаемых в наших документах и воспоминаниях, связана с климатическим фактором, затруднявшим эксплуатацию. И тут мы подходим к ещё одной причине негативных оценок этой боевой машины у некоторых наших танкистов (как правило, правда, воевавших на ней недолго).

Танк валентайн

Танк «Валентайн IX» на улице г. Яссы. Румыния, август 1944 года.

Танк валентайн

«Валентайн IV» на улице Вильнюса. 13 июля 1944 года.

Танк валентайн

Мостоукладчик Valentine-Bridgelayer на НИИБТ Полигоне в Кубинке. 1945 год.

Хлопот было много! Промыть систему охлаждения и залить в неё антифриз — хлопоты! При температуре ниже -20 °C к отечественному дизтопливу надо добавлять тракторный керосин (у нас просто не было дизтоплива необходимого качества, а на «валентайнах» стояли автомобильные дизели) — хлопоты! Для сохранения тепла двигателя надо прикрывать радиаторы фанерой, брезентом или старой шинелью (на «Валентайне», кстати, для этой цели рекомендовалось отключать один из вентиляторов, сняв приводной ремень) — опять хлопоты! Конечно, подобных мероприятий требовала и отечественная техника, но, во-первых, она создавалась уже с учетом качества отечественных ГСМ и уровня технического обслуживания, а потому по этим причинам и ломалась реже. К тому же за сломанную отечественную технику наказывали меньше, чем за импортную, за которую было «золотом плачено». Ничего кроме устойчивой ненависти к иностранным боевым машинам, в том числе и к «Валентайну», у зампотехов и техников это обстоятельство вызвать не могло. А какие чувства мог испытывать, например, механик-водитель, читая следующие положения инструкции по эксплуатации:

«Если после 4–5 попыток двигатель английского танка завести не удалось, надо, при наличии приспособления для запуска с помощью эфира, зарядить пистолет ампулой, нажать на рычаг прокола капсюля и стартером завести двигатель. После заводки двигателя не давать ему работать на оборотах выше 800 в минуту до момента, пока температура масла не достигнет 2ТС (80°F), а давление масла не поднимется до 60–80 ф/дм2.

По достижении данных показаний число оборотов должно быть увеличено до 1000 в минуту, а через 2–3 минуты работа может производиться на высшем числе оборотов.

Движение танка можно начать только после полного прогрева двигателя и обязательно с первой передачи во избежание повреждений (при застывшей смазке) коробки перемены передач, дифференциала и бортовых передач».

Вот так! Мало того что нужно за температурой следить, так ведь и трогаться нужно только с первой передачи! (На Т-34, как известно, вплоть до конца 1943 года вообще пользовались только одной второй передачей, остальные в движении просто не включались.) Действительно — керосинка какая-то, а не танк! И вообще — явление глубоко чуждой нам военно-технической культуры!

Правда, к концу войны, по мере роста нашей собственной военно-технической культуры и использования многих иностранных технических решений на отечественной технике, претензий к «Валентайну» становилось все меньше и меньше. Во всяком случае, по поводу сложной конструкции и тяжелой эксплуатации.

В 1945 году в статье «Анализ развития зарубежной танковой техники за годы войны и перспективы дальнейшего совершенствования танков» генерал-майора инженерно-танковой службы доктора технических наук профессора Н. И. Груздева, опубликованной в сборнике трудов Академии бронетанковых и механизированных войск, «Валентайн» заслужил следующую оценку:

«МК-III, как пехотный (или, придерживаясь весовой классификации, — легкий) танк, безусловно, имеет наиболее плотную общую компоновку и среди этого типа танков является, бесспорно, наиболее удачным, хотя вынос тормозных барабанов вне корпуса, безусловно, неправилен. Опыт с танком МК-III прекращает дискуссию о возможности целесообразного использования автомобильных агрегатов для танкостроения.

Броневая перегородка между моторным и боевым отделением существенно уменьшает потери в экипаже при пожаре и сохраняет моторно-трансмиссионную группу при взрыве снарядов. Приборы наблюдения просты и эффективны. Наличие уравнителей в МК-III и сервомеханизмов, несмотря на невысокую удельную мощность, позволяет обеспечивать удовлетворительную среднюю скорость танка порядка 13–17 км/ч.

Характерным для английских танков МК-III, МК-II и МК-IV является предпочтение, отдаваемое броне; скорость и вооружение получаются как бы второстепенными; несомненно, что если это терпимо в МК-III, то в других танках диспропорция является явным и недопустимым минусом.

Следует отметить надежно работающий дизель GMC.

Из всех существующих легких танков танк МК-III является наиболее удачным. Можно сказать, что в условиях 1940–1943 гг. именно англичане создали тип пехотного танка».


Главная | В избранное | Наш E-MAIL | Добавить материал | Нашёл ошибку | Вверх

www.nnre.ru

Танк валентайн

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.