Некоторое время назад Советскому Главному Командованию стали известны планы немецкого командования о предстоящем крупном наступлении немецко-фашистских войск на одном из участков Ростовского фронта. На этом участке фронта немецкое командование сосредоточило не менее 30 пехотных дивизий, 6 танковых дивизий и большое количество артиллерии и самолетов. Чтобы предупредить и сорвать удар немецко-фашистских войск, Советское Командование начало наступление на Харьковском направлении, при этом в данной операции захват Харькова не входил в планы Командования.

В течение двух недель на этом участке фронта происходили ожесточенные бои.

Теперь, когда бои подошли к концу, можно сказать, что основная задача, поставленная Советским Командованием, — предупредить и сорвать удар немецко-фашистских войск — выполнена. В ходе боев немецко-фашистские войска потеряли убитыми и пленными не менее 90 тысяч солдат и офицеров, 540 танков, не менее 1500 орудий, до 200 самолетов. Наши войска в этих боях потеряли убитыми до 5 тысяч человек, пропавшими без вести 70 тысяч человек, 300 танков, 832 орудия и 124 самолета.


Командование немецкой армии расписывает бои под Харьковом, как свою крупную победу, и сообщает при этом фантастические цифры якобы захваченных в плен советских солдат и уничтоженной советской техники. В ответ на эти измышления мы можем только сказать: еще несколько таких немецких «побед», и немецко-фашистская армия будет окончательно обескровлена.

СОВИНФОРМБЮРО

Есть, есть чему учиться современным СМИ у советских пропагандистов!

PS. В реальности самые тяжелые бои советской армии еще предстояли…

В результате огромных потерь советская оборона на юге оказалась существенно ослаблена, чем германское командование тут же воспользовалось. 28 июня 4-я танковая армия генерала Гота прорвала фронт и устремилась к Дону. 7 июля немцы подошли к Воронежу, 23 июля пал Ростов-на-Дону. В начале августа 6-я армия Паулюса вышла на дальние подступы к Сталинграду. Начались битвы за Кавказ и Сталинградская. И если бы Гитлер не вмешивался в планирование, настаивая на распылении направлений главных ударов, запрещая отступления из полуокружения и пр., все могло закончиться гораздо плачевнее.

rodoslovnaya.wordpress.com

Страшен был год 1941, но 42 год оказался страшнее. После успехов в Битве под Москвой казалось, что надавить не много и враг побежит. Однако произошла недооценка сил противника, особенно группы армии "Юг", и явная переоценка своих сил со стороны командования Красной Армии. Это вылилось в катастрофу, первым актом которой стало Харьковское сражение.


Харьковское сражение проходило 12-29 мая 1942 года. Цель операции — силами Юго-Западного и правого крыла Южного фронта разгромить харьковскую группировку противника, освободить Харьков, и создать дальнейшие условия для наступления на Днепропетровск.

К началу Харьковского сражения войска Юго-Западного фронта (21-я, 28-я,38-я, 6-я армии, армейская оперативная группа генерал-майора Л.В. Бобкина,командующий маршал Тимошенко) и правого крыла (57-я и 9-я армии) Южного фронта(генерал-лейтенант Малиновский)занимали рубеж восточнее Белгорода, реки Северный Донец, Балаклея, восточнее Сахновщины, западнее и севернее Славянска. Им противостояла 6-я армия и армейская группа "Клейста"(1-я танковая и 17-я полевая армии) группы армий "Юг"(генерал-фельдмаршал фон Бок).

Соотношение сил и средств сторон было примерно равным. Замыслом советского командования предусматривалось нанесение двух ударов по сходящимся направления на Харьков: главного — силами 6-й армии и оперативной группы Бобкина с Барвенковского выступа и вспомогательного — силами 28-й армии и примыкавших к ней фланговых соединений 21-й и 38-й армий из района Волчанска. Войска правого фланга Южного фронта должны были прочной обороной южной стороны Барвенковского выступа обеспечить с Юга главную ударную группировку Юго-Западного фронта.


Противник также готовил наступательную операцию (кодовое наименование "Фридерикус-1"), начало которой намечалось на 18 мая и которая имела цель целью удержать Харьков и ликвидировать Барвенковский выступ, чтобы использовать этот район в качестве плацдарма для последующего наступления на Восток.

12 мая войска Юго-Западного фронта перешли в наступление. За первые три дня напряжённых боев они прорвали оборону противника на обоих направления и продвинулись на 18-50 километров.
Битва за харьков 1942

Однако подвижные войска и второй эшелон были введены в сражение с опозданием — 17 мая, когда стрелковые соединения уже истощили свои силы и темп наступления резко снизился.

В тот же день перешла в наступление из района Краматорск, Славянск против 9-й армии группа "Клейст", обладавшая значительным превосходством в силах.

9-я армия стала отходить. Противнику удалось выйти в тыл главной ударной группировки фронта; создалась угроза её окружения. Одновременно противник нанес контрудары с Севера и Юга по флангам 28-й армии. Войска Юго-Западного фронта всё же продолжали наступать на Харьков, что крайне осложнило обстановку.


Только во второй половине дня 19 мая главнокомандующий войсками приказал войска перейти к обороне на Баравенковском выступе. 23 мая войска группы "Клейст" и 6-я армия соединились южнее Балаклеи, перерезав пути отхода советских войск из Баравенковского выступа за реку Северный Донец.

Затем была окружена и вторая ударная группировка Юго-Западного фронта. Борьба советских войск с превосходящими силами противника была тяжелой. Фашистская авиация господствовала в воздухе, ощущался острый недостаток боеприпасов, горючего, продовольствия. Окруженные войска небольшими группами прорывались через вражеский фронт и уходили на восточный берег Северного Донца.

Советское командование предприняло попытку прорвать фронт окружения ударом извне частью сил 38-й армии, благодаря чему из окружения вышло 22 тысячи человек.

Неудачный исход Харьковского сражения явился следствием неверной оценки командованием войск Юго-Западного направления и фронта оперативно-стратегической обстановки, отсутствия хорошо организованного взаимодействия между фронтами, недостаточного обеспечения наступления силами и средствами, недочетов в управлении войсками. В результате войска Юго-Западного и Южного фронта понесли потери в живой силе и технике, лишились важного оперативного плацдарма на Северном Донце и не смогли осуществить намеченные на лето наступательные операции.

А вот как описывал эти события генерал-лейтенант Еремин, на момент Харьковского сражения летчик-истребитель:


» То что я увидел, носило неутешительный характер. У Славянска и особенно у Балаклеи противник накапливал крупные силы. На дорогах я видел оживленное движение. В прилегающих районах накапливалась мотопехота, артиллерия.. По хуторам и рощам удалось обнаружить танки — немцы и не старались их хорошенько замаскировать. И, насколько можно было судить по движению на дорогах, силы противника все прибывали и прибывали. С нашей стороны как будто все вымерло.Лишь изредка можно было зафиксировать орудийные вспышки — артиллерии было мало. Даже на глазок при простом сопоставлении было видно, что подтягивающиеся силы противника намного превышают возможности наших обороняющихся частей. К тому же бомбардировочная авиация противника продолжала интенсивно обрабатывать наши войска.

Вернувшись, я обо всем подробно доложил Рафаловичу. При моем докладе присутствовали командир и начальник штаба полка. Рафалович сидел на траве, разложив карту, и по ней словно бы читал все то, что я говорил. Очевидно, многое было ему известно еще до моего вылета, и этот вылет подтвердил то, что он знал. Когда я закончил, он поднял голову, окинул нас взглядом и, сощуривший, вдруг сказал: —
— Все — А потом потянулся, закинул руки за голову и лег на траву, устремив взгляд в небо. Хороший был день, солнечный, теплый.»

amonov.livejournal.com

Предшествующие события


После успешного отражения немецкого наступления в битве за Москву, советское верховное командование сочло возможным начать активные действия на других участках фронта. Военная промышленность, развёрнутая за Уралом, поставляла всё больше вооружений. РККА была пополнена очередным призывом. Всё это позволило не только пополнить действующие части РККА но и создать 9 резервных армий Ставки.

Стратегический план 1942 состоял в том, чтобы «последовательно осуществить ряд стратегических операций на разных направлениях, чтобы заставить противника распылить свои резервы, не дать создать ему сильную группировку для отражения наступления ни в одном из пунктов». В приказе Верховного Главнокомандующего № 130 от 1 мая 1942 года говорилось:

Приказываю всей Красной Армии добиться того, чтобы 1942 год стал годом окончательного разгрома немецко-фашистских войск и освобождения советской земли от гитлеровских мерзавцев.

Одной из таких наступательных операций и была харьковская. В случае успеха, наступление под Харьковом позволило бы отсечь группу армий «Юг», прижать её к Азовскому морю и уничтожить.

Расстановка сил

В операции принимали участие войска Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов. Юго-Западный фронт имел в своём составе 5 танковых корпусов, 3 из которых ещё не участвовали в боях, и 13 отдельных танковых бригад. Брянский фронт, включал пять общевойсковых армий — 3-ю, 13-ю, 48-ю,40-ю и 612-ю (всего 29 стрелковых, 6 кавалерийских дивизий, 11 стрелковых бригад); 2 танковых корпуса и 9 отдельных танковых бригад. В полосе фронта находился резерв Ставки: 52-я танковая армия (480 танков) и 17-й танковый корпус. На момент начала майского наступления силы Красной Армии на харьковском участке составляли 640 тыс. солдат и офицеров и 1200 танков.


Боевые действия с декабря 1941 по 7 мая 1942

Руководство с советской стороны осуществляли: Главнокомандующий войсками Юго-Западного направления маршал С. К. Тимошенко, начальник штаба — генерал И. X. Баграмян, представитель Ставки — Н. С. Хрущёв. Южным фронтом командовал генерал Р. Я. Малиновский.

С немецкой стороны им противостояли силы группы армий «Юг», в составе: 6-я армия (Паулюс), 17-я армия (Гот) и 1-я танковая армия (Клейст) под общим командованием фельдмаршала Бока. Немецкий план окружения группировки Красной Армии под Харьковом в 1942 получил название «операция Фредерикус».

Барвенковский плацдарм

В январе 1942 войска Юго-Западного фронта начали наступление в районе Изюма. В результате наступления был создан плацдарм на западном берегу Северского Донца в районе Барвенково, открывавший возможность дальнейшего наступления на Харьков и Днепропетровск. Была захвачена главная база снабжения 17-й армии в Лозовой и перерезана железнодорожная линия Днепропетровск-Сталино, по которой проходило снабжение 1-й танковой армии вермахта. Наступление было остановлено с началом весенней распутицы.

Майское наступление Красной Армии


Развитие событий с 25 мая по 15 июня 1942

Немецкое командование планировало начать наступление на барвенковский плацдарм 18 мая, однако Красная Армия начала наступать раньше. 12 мая одновременным наступлением на севере с рубежа Белгород-Волчанск, а на юге — с северной части выступа линии фронта, проходившего в районе Лозовенька и Балаклея. Задачей наступающих советских войск ставилось окружение 6-й армии вермахта, в районе Харькова. Вначале удача сопутствовала Красной Армии. К 17 мая ей удалось потеснить 6-ю армию и вплотную подойти к Харькову.

Южнее Харькова, продвигаясь по обоим берегам реки Северский Донец, советские 6-я (командующий — генерал-лейтенант А. М. Городнянский), 57-я (командующий — генерал-лейтенант К. П. Подлас) и 9-я армии (генерал-майор Ф. М. Харитонов) прорвали немецкую оборону, выйдя к Чугуеву и Мерефе, где завязались упорные бои.

На северном фланге операции советские войска силами 28-й армии генерал-лейтенанта Д. И. Рябышева (6 стрелковых и кавалерийских дивизий, 3 танковые и 2 механизированные бригады) в районе Волчанска создали прорыв глубиной 65 км и значительно продвинулось в районе Белгорода, однако не смогли соединиться с южным флангом, как это планировалось в ходе подготовки к операции.

Контрнаступление немцев


Для ликвидации прорыва немцы подтянули с юга 1-ю танковую армию Э. Клейста и многочисленную бомбардировочную авиацию. 1-я танковая армия 17 мая нанесла удар в тыл наступающим частям Красной Армии. Частям Клейста уже в первый день наступления удалось прорвать оборону 9-й армии Южного фронта и к 23 мая отрезать советским войскам пути отхода на восток. С. К. Тимошенко доложил о произошедшем в Москву, прося подкреплений. Только что вступивший в должность начальника Генерального штаба Василевский предложил отвести войска с барвенковского выступа, однако Сталин разрешения на отступление не дал.

Уже к 18 мая ситуация резко ухудшилась. Начальник Генштаба А. М. Василевский ещё раз предложил прекратить наступление и вывести 6-ю, 9-ю, 57-ю армии и армейскую группу генерала Л. В. Бобкина с барвенковского выступа. Однако С. К. Тимошенко и Н. С. Хрущёв доложили, что угроза со стороны южной группировки вермахта преувеличена, и И. В. Сталин вновь отказался дать приказ на отвод войск. В результате к 23 мая значительная часть войск ударной группировки Красной Армии оказалась в окружении в треугольнике Мерефа-Лозовая-Балаклея.

Маршал И. Х. Баграмян, занимавший в то время пост начальника штаба Юго-Западного фронта, так объясняет причины поражения советских войск в районе Барвенковского выступа:


Как уже известно читателю, главную роль в организации обороны района Барвенкова командующий фронтом возложил на 9-ю армию. Но ещё до перехода войск Юго-Западного фронта в наступление командование и штаб Южного фронта допустили несколько ошибок, в результате которых была значительно ослаблена прочность обороны 9-й армии.

В чем состояли эти ошибки?

В соответствии с оперативной директивой командующего войсками фронта от 6 апреля 9-я армия имела в своем составе семь стрелковых дивизий и одну стрелковую бригаду. Одна из этих стрелковых дивизий без ведома главнокомандующего войсками направления решением командующего фронтом генерала Р. Я. Малиновского в конце апреля была переброшена для усиления ворошиловградского направления.

Такое опрометчивое и, конечно же, не свойственное Родиону Яковлевичу решение в какой-то степени отрицательно сказалось на прочности обороны 9-й армии в районе Барвенкова.

Далее, несмотря на требования генерала Р. Я. Малиновского к командующим армиями и командирам дивизий — создать полностью развитую во всех отношениях оборонительную полосу,— она фактически представляла собою систему опорных пунктов и узлов сопротивления, недостаточно оборудованных в инженерном отношении. Общая глубина обороны не превышала 3-4 километров, особенно слабо была организована противотанковая оборона.

Всё это позволило противнику относительно быстро сломать сопротивление армии и легко проникнуть в её оперативную глубину.

Наконец, — и это, пожалуй, главное, — по инициативе генерала Ф. М. Харитонова, одобренной командующим фронтом, без разрешения главнокомандующего войсками направления в период с 7 по 15 мая была проведена не отвечающая обстановке частная операция в полосе 9-й армии, целью которой было овладение сильно укрепленным узлом сопротивления в районе Маяков. Для её осуществления были привлечены значительные силы, в том числе почти все армейские резервы и 5-й кавалерийский корпус, составлявший резерв фронта.

Все эти резервы прежде всего предназначались для отражения возможного прорыва противником обороны 9-й армии на барвенковском направлении. Операция в районе Маяков оказалась безуспешной, привлеченные для её проведения резервы понесли большие потери и к началу перехода группы Клейста в наступление не успели перегруппироваться и занять место в оперативном построении армии для обороны.

В штабе Юго-Западного направления о предпринятой 9-й армией частной операции мы узнали лишь после того, как началось наступление войск Юго-Западного фронта на харьковском направлении. Весть эта была настолько неожиданной и неприятной, что мы восприняли её с большой тревогой. Надо прямо признать, что операторы-направленцы нашего штаба по Южному фронту просмотрели этот факт, а Военный совет и штаб Южного фронта почему-то не посчитали необходимым доложить Военному совету Юго-Западного направления о предпринимаемой операции.

— Баграмян И. Х. «Так мы шли к победе»

Барвенковская западня

25 мая начались отчаянные попытки частей Красной Армии вырваться из окружения. Командующий 1-й горнострелковой дивизией генерал Ланц (нем. Hubert Lanz) вспоминал о чудовищных атаках массами пехоты. К 26 мая выжившие солдаты Красной Армии оказались заперты на небольшом пространстве площадью примерно 15 кв. км. в районе Барвенково. Попытки прорвать окружение с востока блокировались упорной обороной немцев при активной поддержке авиации. 28 мая последовал приказ Тимошенко о прекращении наступательной операции, но усилия по прорыву из окружения продолжались до 30 мая.

Выжившие из 6-й и 57-й армий, при поддержке сводной танковой группы генерал-майора Кузьмина, состоящей из остатков 5-й гвардей­ской, 7-й, 37-й, 38-й и 43-й танковых бригад, а также ос­татков 21-го и 23-го танковых корпусов, с огромными потерями сумели прорваться к своим в районе села Лозовенька.

Несмотря на все усилия, вырваться из «барвенковской западни» удалось не более десятой части окружённых. Советские потери составили 277 тыс. человек, из них 171 тыс. — безвозвратно. В окружении пропали без вести или погибли: заместитель командующего Юго-Западного фронта генерал-лейтенант Ф. Я. Костенко, командующий 6-й армией генерал-лейтенант А. М. Городнянский, командующий 57-й армией генерал-лейтенант К. П. Подлас, командующий кавалерийской группой генерал-майор Л. В. Бобкин.

Последствия

Боевые действия с 7 мая по 23 июля 1942

В результате поражения крупных сил Красной Армии под Харьковом, оборона советских войск на южном участке оказалась кардинально ослабленной. Пользуясь этим, немецкое командование принимает решение о стратегическом наступлении по двум направлениям — на Кавказ и на Волгу («Вариант Блау»).

28 июня 4-я танковая армия под командованием Германа Гота прорвала фронт между Курском и Харьковом и устремилась к Дону.

Вследствие всего выше перечисленного, в Воронежско-Ворошиловградской операции, и на южном направлении в целом, вермахт оказывается в стратегически преимущественном положении. 7 июля падёт правобережная часть города Воронежа. 4-я ТА повернёт на юг и стремительно двинется на Ростов между Донцом и Доном, громя по дороге отступающие части Юго-Западного фронта. Только пленными РККА потеряет на данном участке более 200 тыс. человек.

В том числе, и как следствие отката советских войск на восток, в конце июня падёт Севастополь, державший оборону почти год. Крым станет немецким.

23 июля будет захвачен Ростов-на-Дону — путь на Кавказ будет открыт.

В то же время, 6-я армия поведёт наступление от Харькова на восток и к началу августа выйдет на подступы к Сталинграду.

В советской армии, 28 июля 1942 года возникнет приказ № 227 «Ни шагу назад!».

В культуре

Фирма «Бука» в 2007 году выпустила компьютерную игру, танковый симулятор «Стальная ярость: Харьков 1942».

www.encyclopaedia-russia.ru

12 мая 1942 года началась Вторая харьковская битва. Попытка стратегического наступления провалилась и завершилась окружением и почти полным уничтожением наступающих советских войск. Это была одна из военных катастроф 1942 года. Победа под Харьковом позволила немецкому командованию осуществить стремительное продвижение на южном участке советско-германского фронта на Воронеж и Ростов-на-Дону с последующим выходом к важнейшему водному пути — Волге и продвижением на Северный Кавказ.

Предыстория Харьковской операции мая 1942 года

После поражения немецких войск в битве за Москву советское верховное командование решило не упускать из рук инициативу и начать активные боевые действия на других участках советско-германского фронта. Военная промышленность, которую большей частью вывезли на восток во время уникальной эвакуационной операции, была развёрнута и стала снабжать войска военной продукцией. Красная Армия, понесшая в 1941 году серьёзные потери, была пополнена людьми и вооружениями. Это позволило не только пополнить уже воюющие части Красной Армии, но и сформировать 9 резервных армий Ставки.

В январе 1942 года войска Юго-Западного фронта нанесли успешный удар в районе Изюма. В результате наступления был создан плацдарм на западном берегу реки Северский Донец в районе Барвенково (Барвенковский выступ). Была открыта возможность дальнейшего наступления советских войск на Харьков и Днепропетровск. Красная Армия перерезала железнодорожную линию Днепропетровск-Сталино, по которой шло снабжение 1-й танковой армии вермахта. С началом весенней распутицы наступление советских войск было остановлено.

Планы и силы советского командования

В начале марте 1942 года Ставка ВКГ потребовала от Военного совета Юго-Западного направления (главнокомандующий войсками маршал Советского Союза С. К. Тимошенко, начальник штаба — генерал-лейтенант И. X. Баграмян, член Военного совета — Н. С. Хрущёв) представить доклад об оперативно-стратегической обстановке и соображениях на предстоящую весенне-летнюю кампанию. Вечером 27 марта в Кремле состоялось обсуждение разработанного оперативным отделом штаба Тимошенко плана военных действий. На совещании присутствовали Сталин, Молотов, Маленков, Хрущёв, Тимошенко, Шапошников, Василевский и заместитель командующего ВВС РККА Фалалеев. Командование Юго-Западного направления считало, что весной немцы опять попытаются ударить по Москве. Но не отрицало и того факта, что возможны наступательные действия вермахта и на южном направлении. В частности возможен удар из района Брянска и Орла в обход Москвы. На юге, по мнению командования Юго-Западного направления (ЮЗН), крупное наступление немецких войск ожидалось между рекой Северский Донец и Таганрогским заливом, с целью захвата низовьев Дона и последующего выхода на Кавказ. Кроме того, вспомогательного удара ожидали в направлении на Сталинград. Была возможность проведения немцами десантных операций из Крыма на кавказском побережье.

В результате харьковское направление должно было остаться своего рода «островком спокойствия». Возможность отдельной немецкой операции против Барвенковского выступа не предусмотрели. Хотя это было странно на фоне того, что ожидались активные действия донбасской группировки вермахта. Этой группировке немецких войск явно угрожал барвенковский выступ, и наступать, находясь под угрозой удара в тыл, было явно неосмотрительно. Кроме того, командование ЮЗН явно переоценивало истощение сил вермахта. Считалось, что вермахт из-за активных действий Красной Армии, без притока значительных людских резервов и вооружений, не способен к серьёзной операции.

Командование ЮЗН предлагало по-прежнему направить основные усилия на освобождение Донбасса и Харькова, используя для наступления советских войск барвенковский выступ. Советское командование хотело удержать в своих руках стратегическую инициативу и в период весенне-летней кампании 1942 года достичь основной стратегической цели – разгромить противостоящие Красной Армии немецкие войска и выйти на Средний Днепр (рубеж Гомель, Киев, Черкассы) и развивать наступление дальше. Для решения столь масштабной задачи Военный совет ЮЗН попросил у Ставки: 32-34 стрелковых дивизии, 27-28 танковых бригад, 19-24 атрполков РГК, более 700 самолётов. Ставка отказала в выделении столь крупных резервов.

Поэтому командование ЮЗН решило ограничиться более скромной наступательной операцией. Юго-Западный фронт (ЮЗФ) должен был с помощью сходящихся ударов к югу и северу от Харькова освободить город. После этого появлялась перспектива выхода к Днепру. 30 марта уточнённый план был доложен Верховному Главнокомандующему и главе Генштаба. Его приняли, хотя Шапошников отметил рискованность наступления из барвенковского выступа. 8 апреля директивой Ставки Верховного Главнокомандования № 170225 маршал Семён Константинович Тимошенко был назначен командующим ЮЗФ, оставшись руководителем ЮЗН. Ранее командовавший ЮЗФ генерал-лейтенант Фёдор Яковлевич Костенко был назначен его заместителем. Фронт был усилен 10 стрелковыми дивизиями, 26 танковыми бригадами, 10 артиллерийскими полкоми. Считалось, что этих сил будет достаточно для урезанного варианта наступательной операции. Войска ЮЗН должны были отбить Харьков, уничтожить окружённые немецкие войска в районе этого города, произвести перегруппировку сил и наступлением с северо-востока захватить Днепропетровск и Синельниково. Это было должно лишить немцев переправы через Днепр и важного железнодорожного узла – Синельникова. В результате коммуникации донбасской группировки нарушались и появлялись предпосылки для освобождения Донбасса.

Пополнение прибыло в форме созданной заново 28-й армии (первый состав армии большей часть погиб под Смоленском), она получила задачу обойти Харьков с севера. Армия состояла из старых и новых воинских соединений. Ядром армии была 13-я гвардейская дивизия А. И. Родимцева. Боевой опыт имела и 169-я дивизия. Остальные дивизии были вновь сформированными: 38-я, 162-я, 175-я и 244-я стрелковые дивизии. Кроме того, в армию входило 4 танковые бригады. Армию поручили генерал-лейтенанту Д. И. Рябышеву.

Южный фронт (ЮФ) под командованием генерал-лейтенанта Родиона Яковлевича Малиновского не получил задач по активному наступлению. 6 апреля ЮФ получил оборонительную задачу: хорошо укрепиться на занимаемых рубежах, обеспечив своим правым крылом наступление войск ЮЗФ на харьковском направлении и левым крылом прикрыть ворошиловградское и ростовское направления.

Таким образом, план штаба Тимошенко был вполне здравым в плане необходимости сохранения стратегической инициативы в руках командования Красной Армии, нарушения планов противника своими активными действиями. Рискованным было решение наносить удар с барвенковского выступа. С другой стороны плацдарм надо было эвакуировать (а объективных предпосылок для этого советское командование не видело), или расширять. Успех наступательной операции должен был решить проблему этого плацдарма.

По сравнению с зимой 1942 года в руках командования ЮЗН были более совершенные инструменты для ведения наступательных действий – танковые корпуса (тк). Первые четыре танковых корпуса были созданы в апреле 1942 года по директиве Народного комиссариата обороны (НКО) от 31 марта. Танковый корпус должен был состоять из двух танковых бригад и одной мотострелковой бригады. Уже в апреле штат пересмотрели в сторону усиления корпуса – численность танковых бригад довели до трёх. 1-й танковый корпус возглавил прославленный и опытный командир, один из героев Битвы за Москву — Михаил Ефимович Катуков. По этому штату на ЮЗН были сформированы 21-й, 22-й, 23-й и 24-й танковые корпуса (часть из них не успели полностью сформировать к началу майского наступления). Всего в 1942 году в советских ВС создали 28 танковых корпусов. Правда, от немецких танковых групп и армий, советские тк отличались более слабой артиллерийской составляющей.

28 апреля 1942 года была издана директива Тимошенко, которая окончательно распределила задачи между армиями ЮЗФ. Считалось, что армии будут готовы к наступлению к концу 4 мая. Замысел операции предусматривал сходящиеся удары из барвенковского плацдарма и района северо-восточнее Харькова. В барвенковском выступе главную роль должны были выполнить 6-я армия генерал-лейтенанта Авксентия Михайловича Городнянского и армейская группа помощника командующего ЮЗФ по кавалерии, генерал-майора Леонида Васильевича Бобкина. 6-я армия имела в своём составе 8 стрелковых дивизий (337-я, 47-я, 253-я, 41-я, 411-я, 266-я, 103-я и 248-я), 21-й и 23-й тк (имели 269 танков), 5-ю гвардейскую танковую бригаду, три танковых бригады, 14 артиллерийских полков РГК. Армия была должна наступать своим левым флангом, прорвать оборону немцев на 26 км участке фронта и обеспечить ввод в прорыв двух танковых корпусов. В дальнейшем она получила задачу развивать наступление в направлении Мерефа — Харьков. После выхода на рубеж Мерефы, три усиленных полка должны были ударить в тыл немецким силам, которые действовали в полосе 38-й советской армии. Танковые корпуса на 5-й день наступления должны были перерезать все пути из Харькова на запад и соединиться с частями 28-й армии, завершив глубокое окружение харьковской группировки немцев. Армейская группа Бобкина в составе двух стрелковых дивизий (393-я и 270-я), 6-го кавкорпуса (49-я, 26-я, 28-я кавдивизии), одной танковой бригады (40 танков) должна была прорвать линию фронта на 10 км участке и обеспечить ввод в прорыв кавкорпуса. На 5-й день кавалеристы должны были взять Красноград и прикрыть 6-ю армию с правого фланга. 6-я армия и армейская группа Бобкина имели в своём составе 1151 орудие и миномёт.

С севера удар наносили три армии ЮЗФ – 38-я, 28-я и 21-я. Главная роль возлагалась на 28-ю армию под командованием Дмитрия Ивановича Рябышева. В её состав входила 13-я гвардейская стрелковая дивизия, пять стрелковых дивизий, 3-й гвардейский кавкорпус (три кавдивизии и одна мотострелковая бригада), четыре танковых бригады (имели 181 танк), девять артполков РГК. Артиллерия армии насчитывала 893 орудия и миномёта. 6-я армия должна была прорвать участок фронта в 15 км и ввести в прорыв 3-й кавалерийский кавкорпус В. Д. Крючёнкина. 21-я армия В. Н. Гордова обеспечивала правый фланг 28-й армии и должна была прорвать фронт на участке в 14 км. В её составе была одна мотострелковая, пять стрелковых дивизий, одна мотострелковая и одна танковая бригады, отдельный танковый батальон (в бригаде и батальоне было 48 танков), четыре артиллерийских полка РГК. У армии было 331 орудие и миномет. 38-я армия под командованием К. С. Москаленко обеспечивала левый фланг 28-й армии и должна была прорвать фронт на участке в 25 км. Кроме того, она во взаимодействии с 6-й армией должна была разгромить силы 51-го немецкого армейского корпуса в районе Чугуева. В состав 38-й армии входило 6 стрелковых дивизий, 3 танковые бригады (имели в своём составе 105 танков), 6 артполков РКГ. Артиллерия армии насчитывала 485 орудий и миномётов.

В резерве командующего ЮЗФ было две стрелковые дивизии, 2-й кавалерийский корпус, три отдельных танковых батальона (96 танков). К операции привлекались 32 авиационных полка ЮЗФ и ЮФ, которые имели в своём составе 654 самолёта (из них 243 истребителя)

План операции был прост и хорошо продуман. Кольцо окружения должно было стать многослойным: на юго-востоке «котёл» замыкали части 38-й и 6-й армий, а западнее Харькова соединения 21-го и 23-го танковых корпусов и 3-го гвардейского кавкорпуса. Группа Бобкина наносила удар в глубину, обеспечивала внешний фронт окружения и создавала плацдарм для наступления в направлении реки Днепр.

Семён Константинович Тимошенко.

Планы и силы немецкого командования

Командование немецкой группы армий «Юг» своей главной задачей в начале весенне-летней кампании 1942 года видело уничтожение барвенковского плацдарма. В «Распоряжении о ведении боевых действий на Восточном фронте по окончании зимнего периода» оперативного отдела ОКВ от 12 февраля 1942 года было приказано ликвидировать барвенковский (немцы его называли изюмским) выступ. Командующий группы армий «Юг» генерал-фельдмаршал Федoр фон Бок представил верховному командованию документ с оценкой обстановки, где также предлагал уничтожить изюмский выступ сразу после завершения периода весенней распутицы. Кроме того, командование группы армий «Юг» отметило высокую активность в советских тылах в области Воронежа и Ростова. Был сделан вывод о предстоящем наступлении Красной Армии.

25 марта 1942 года командующий группы армий «Юг» издал директиву об операции по ликвидации изюмского выступа двумя ударами по сходящимся направлениям. 6-я немецкая армия под командованием Фридриха Паулюса должна была наступать с севера на юг, прикрывая свой фланг р. Северский Донец. С юга на север из района Славянск – Краматорск должны были наступать части 1-й танковой армии под командованием Эвальда фон Клейста и 17-й армии во главе с Германом Готом. Войска начали сосредотачивать ещё зимой 1942 года. Для проведения операции была направлена сформированная во Франции в конце 1941 года 23-я танковая дивизия. Её в марте 1942 года перебросили в район Харькова. В марте же из состава группы армий «Центр» передали в состав 6-й армии 3-ю танковую дивизию. Операция по ликвидации изюмского выступа получила название «Фредерикус». Всего в распоряжении немецкого командования было до 640 тыс. солдат и офицеров.

6-я армия Паулюса занимала участок фронта, на который приходился запланированный советским командованием удар. 17-й армейский корпус (АК) в составе двух пехотных дивизий занимал оборону в полосе наступления 21-й, 28-й и 38-й армий. 8-й АК в составе пехотной (была усилена батальоном штурмовых орудий – 30 единиц), охранной и венгерской дивизий, занимал полосу в направлении главного удара 6-й армии ЮГФ. 51-й АК в составе трёх пехотных дивизий защищал позиции юго-восточнее Харькова. Этот корпус по планам советского командования должен был попасть в окружение. Наиболее мощным резервом командования группы армий «Юг» в районе Харькова были 3-я и 23-я танковые дивизии. В дивизиях было более 220 танков, они не занимали рубежи обороны и их могли перебросить в любую точку линии фронта для парирования советского наступления. Южный фас барвенковского выступа занимал 3-й моторизованный корпус фон Макензена в составе легкопехотной, горно-егерской, танковой, части моторизованной дивизий, хорватского полка и др. соединений. Стык между 8-м АК и 3-м моторизованным корпусом обеспечивала группа Корцфлейша в составе трёх румынских дивизий, 298-й и части 68-й пехотных дивизий.

В результате в марте-апреле 1942 года шла настоящая гонка по подготовке направленных друг против друга наступательных операций. Вопрос был в том, кто начнёт первым и сможет переиграть противника.

Фёдор фон Бок.

Наступление Красной Армии (12-14 мая)

Первоначально наступление ЮЗФ было назначено на 5 мая. Но, в связи незавершённостью подготовительных действий, срок начала операции перенесли на 12 мая. Надо отметить, что и к этому дню не был завершён процесс накопления нужного количества боеприпасов, но медлить было уже нельзя и наступление началось. К концу 11 мая войска в основном заняли исходные позиции. В операции были готовы принять участие 29 стрелковых, 9 кавалерийских, одна мотострелковая дивизии, 4 мотострелковые, 19 танковых бригад, 4 отдельных танковых батальона (всего более 900 танков). Правда, из выделенных для операции 32 артполков, на позициях 11 мая было 17-ть, ещё 11 сосредотачивались и 4 ещё не прибыли.

12 мая 1942 года в 6.30 началась артподготовка продолжительностью в 1 час в районе северной советской группировки. В конце артиллерийской подготовки последовал авианалёт на позиции немцев. Вопреки ожиданиям советского командования, в первый день наступления успехи 28-й армии были небольшими. Она продвинулась на 2-4 км. 21-я и 38-я армии действовали более успешно, пройдя 6-10 км.

Одновременно ударила южная ударная группировка. Наступление началось в 7.30 утра после часовой артиллерийской подготовки. Южная группировка действовала более успешно. В первый же день части 6-й армии и группы Бобкина прорвали оборонительные рубежи 8-го АК на фронте в 42 км и продвинулись вглубь на 12-15 км.

Атака советских солдат Юго-Западного фронта при поддержке танков БТ-7.

Командование группы армий «Юг» выделило для парирования удара северной группировки 23-ю танковую дивизию и две пехотных дивизии, а затем и 3-ю танковую дивизию. Немецкое командование не успело начать своё наступление, ожидая авиационный корпус Рихтгофена, который участвовал в боях на территории Крыма. Паулюс получил приказ не начинать наступление до прибытия авиации. Немецкое командование организует контратаки силами двух ударных групп: 3-я танковая дивизия и части 71- пехотной дивизии, 23-й танковой дивизии и соединений 44-й пехотной дивизии. Они вынудили отойти части 38-й армии, открыв фланг 28-й армии. В результате, немецкое командование было вынуждено бросить в бой главные резервы – две танковые дивизии. Их первоначально планировали использовать для наступления, а не контратак.

13 мая 6-я армия и армейская группа Бобкина расширила фронт прорыва на 50 км и продвинулась вглубь на 16 км. 6-й кавкорпус продвинулся на 20 км. 23-й танковый корпус стали выдвигать к линии фронта.

На севере 28-я армия, из-за отхода частей 38-й армии, была вынуждена усилить прикрытие своего левого фланга, перебросив на него 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию и две танковые бригады. Темп наступления упал. За 14 мая войска 28-й армии прошли 5-6 км и достигли рубежа реки Муром. На этом рубеже планировали ввести в бой подвижную группу армии – 3-й гвардейский кавкорпус и 38-ю стрелковую дивизию, но они не успели завершить сосредоточение. В результате в ходе боёв 12-14 мая северная группировка пробила оборону врага на фронте в 56 км, 28-я армия продвинулась на 20-25 км. Фактически наступление шло по плану, если не считать контрудара немецких войск. Командование ЮЗН ожидало ввода в бой немецких резервов на 5-6 день наступления. Немецкий контрудар удалось парировать, но большой ценой – на левом фланге пришлось держать 6 танковых бригад из 8-ми, которые имелись в северной группировке. Они не смогли принять участие в боях на направлении прорыва и понесли большие потери.

Южная группировка наступала в более благоприятных условиях. К концу 14 мая фронт был прорван на 55 км при глубине в 25-40 км. Но здесь было принято одно из роковых решений: командующий 6-й армией Авксентий Городнянский отсрочил ввод в прорыв 21-го и 23-го танковых корпусов. Кроме того, оба корпуса были отдалены от места ввода на 20-42 км.

Надо сказать, что немецкое командование в это время и не думало о наступлении. Руководство группы армий «Юг» было растеряно. Фон Бок звонил начальнику штаба Верховного командования сухопутных войск вермахта Францу Гальдеру и высказывал сомнение в возможности остановить наступление Красной Армии ударом войск 1-й танковой армии под руководством Эвальда фон Клейста и 17-й армии во главе с Германом Готом. Фон Бок предлагал взять у Клейста 3-4 дивизии и попробовать ликвидировать прорыв южнее Харькова. План операции «Фридерикус» был на грани провала. Гальдер принял рискованное решение всё же ударить силами Клейста по южной части изюмского выступа и убедил в правильности этого решения Гитлера.

Продолжение следует…

topwar.ru

— боевые действия войск Юго-Западного и Южного фронтов под Харьковом во время Великой Отечественной войны в период 12—29 мая. По указанию Ставки в мае 1942 было предпринято наступление войск Юго-Западного фронта (командующий Маршал Советского Союза С.К.Тимошенко, он же главком Юго-Западного направления) с целью разгрома харьковской группировки противника, освобождения города и создания условий для наступления на Днепропетровск. По замыслу операции войска фронта должны были нанести два удара по сходящимся направлениям на Харьков — с Северо-Востока, из района Волчанска, и с Юга, из барвенковского выступа. Южному фронту (командующий генерал-лейтенант Р.Я.Малиновский) надлежало прочной обороной южного фаса барвенковского выступа обеспечить главную ударную группировку Юго-Западного фронта с Юга Соотношение сил и средств наших войск и противника было примерно равным. Противник также готовил наступательную операцию, рассчитывая не только удержать Харьков, но и овладеть местностью западнее реки Северный Донец, юго-восточнее Харькова для последующего наступления на Восток.
Наступление Юго-Западного фронта началось 12 мая. За 3 дня ударные группировки фронта прорвали оборону противника и продвинулись севернее Харькова на 18—25 километров (28-я армия) и южнее — на 25—50 километров (6-я армия и оперативная группа генерал-майора Л.В.Бобкина). Создались выгодные условия для ввода в бой подвижных соединений с целью развития успеха, однако командование фронта, введённое в заблуждение данными разведки о сосредоточении в районе Змиева крупной танковой группировки противника, задержало ввод в бой танковых корпусов. Наступавшие войска истощили свои силы, и темп продвижения в последующие дни резко снизился. Только 17 мая командование фронта ввело в сражение 21-й танковый корпус, но момент был упущен. Отсутствие активных наступательных действий на других участках фронта позволило противнику беспрепятственно перебрасывать к местам прорыва свои резервы с других направлений. К 17 мая немецко-фашистское командование сумело создать сильную ударную группировку у основания барвенковского выступа против 9-й армии Южного фронта. Действовавшие там войска армейской группы «Клейст» (1-я танковая и 17-я армии) превосходили 9-ю армию в пехоте в 1,5, в артиллерии в 2, в танках в 6,5 раза. Командование Юго-Западного направления и Южного фронта недооценило опасность возможного удара противника в полосе 9-й армии и не приняло соответствующих мер. 17 мая немецко-фашистские войска перешли в наступление и вышли в тыл главной ударной группировки Юго-Западного фронта. Одновременно они нанесли контрудары с Севера и Юга по флангам ударной группировки 28-й армии. Войска Юго-Западного фронта всё же продолжали наступление на Харьков, что ещё больше осложнило обстановку. Только во 2-й половине дня 19 мая главком Юго-Западного направления отдал приказ войскам фронта перейти к обороне в барвенковском выступе, по это решение оказалось запоздалым. 23 мая войска армейской группы «Клейст» соединились южнее Балаклеи с войсками 6-й немецкой армии, перерезав советским войскам пути отхода из барвенковского выступа за реку Северный Донец. Попытка деблокировать их ударом извне силами 38-й армии успеха не имела. Небольшими группами они прорывались через фронт противника и переправлялись на восточный берег Северного Донца. Из окружения вышли около 22 тысяч человек.
Неудачный исход Xарьковского сражения явился результатом неверной оценки командованием Юго-Западного направления и Южного фронта оперативно-стратегической обстановки, отсутствия хорошо организованного взаимодействия, запоздалого ввода в сражение танкового корпуса, недостаточного оперативного обеспечения и недочётов в управлении войсками. В результате Xарьковского сражения войска Юго-Западного и Южного фронтов понесли большие потери в живой силе и технике, лишились важного оперативного плацдарма на Северном Донце и не смогли осуществить намеченные на лето наступательные операции. Всё это привело к дальнейшему осложнению общей обстановки на Юго-Западном направлении.
карта Харьковского сражения 1942 Литература: История второй мировой войны. 1939-1945. Т.5. М., 1975, с.126—131; Великая Отечественная война Советского Союза. 1941-1945. Краткая история. Изд. 2-е. М., 1970, с.161—165.
Д.3.Муриев

военная-энциклопедия.рф

Предшествующие события

После успешного отражения немецкого наступления в битве за Москву, советское верховное командование сочло возможным начать активные действия на других участках фронта. Военная промышленность, развёрнутая за Уралом, поставляла всё больше вооружений. РККА была пополнена очередным призывом. Всё это позволило не только пополнить действующие части РККА, но и создать 9 резервных армий Ставки.

Стратегический план 1942 состоял в том, чтобы «последовательно осуществить ряд стратегических операций на разных направлениях, чтобы заставить противника распылить свои резервы, не дать создать ему сильную группировку для отражения наступления ни в одном из пунктов»[4]. В приказе Верховного Главнокомандующего № 130 от 1 мая 1942 года говорилось:

Приказываю всей Красной Армии добиться того, чтобы 1942 год стал годом окончательного разгрома немецко-фашистских войск и освобождения советской земли от гитлеровских мерзавцев.

Одной из таких наступательных операций и была харьковская. В случае успеха, наступление под Харьковом позволило бы отсечь группу армий «Юг», прижать её к Азовскому морю и уничтожить.

Расстановка сил

В операции принимали участие войска Брянского, Юго-Западного и Южного фронтов. Юго-Западный фронт имел в своём составе четыре общевойсковых армии (6-ю, 21-ю, 28-ю и 38-ю) и 5 танковых корпусов, 3 из которых ещё не участвовали в боях, а также 13 отдельных танковых бригад. Брянский фронт, включал пять общевойсковых армий — 3-ю, 13-ю, 48-ю, 40-ю и 61-ю (всего 29 стрелковых, 7 кавалерийских дивизий (6 КК (26 кд, 28 кд, 49 кд, 106 кд), 5КК (60 кд, 34 кд, 30 кд)) , 11 стрелковых бригад); 2 танковых корпуса и 9 отдельных танковых бригад. В полосе фронта находился резерв Ставки: 5-я танковая армия (480 танков) и 17-й танковый корпус[5]. На момент начала майского наступления силы Красной Армии на харьковском участке составляли 640 тыс. солдат и офицеров и 1200 танков[6].

Руководство с советской стороны осуществляли: Главнокомандующий войсками Юго-Западного направления маршал Советского Союза С. К. Тимошенко, начальник штаба — генерал-лейтенант И. X. Баграмян, член Военного совета — Н. С. Хрущёв. Южным фронтом командовал генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский.

С немецкой стороны им противостояли силы группы армий «Юг», в составе: 6-я армия (Паулюс), 17-я армия (Гот) и 1-я танковая армия (Клейст) под общим командованием фельдмаршала Бока. Немецкий план окружения группировки войск Красной Армии под Харьковом в 1942 получил название «Операция „Фредерикус“».

Барвенковский плацдарм

В январе 1942 войска Юго-Западного фронта успешно провели наступление в районе Изюма, в результате которого был создан плацдарм на западном берегу реки Северский Донец в районе Барвенково, открывавший возможность дальнейшего наступления на Харьков и Днепропетровск. Была захвачена главная база снабжения 17-й армии в Лозовой и перерезана железнодорожная линия Днепропетровск-Сталино, по которой проходило снабжение 1-й танковой армии вермахта. С началом весенней распутицы наступление было остановлено.

Майское наступление Красной Армии

Командование вермахта планировало ликвидировать барвенковский плацдарм, начав наступление 18 мая. Однако Красная Армия начала наступать раньше, 12 мая, одновременным ударом по немецким войскам на севере с рубежа Белгород-Волчанск, а на юге — с северной части выступа линии фронта, проходившего в районе Лозовенька и Балаклея. Общей задачей наступающих советских войск было окружение 6-й армии вермахта в районе Харькова. Вначале удача сопутствовала Красной Армии. К 17 мая ей удалось потеснить части 6-й армии немцев и почти вплотную подойти к Харькову.

Южнее Харькова, продвигаясь по обоим берегам реки Северский Донец, советские 6-я (командующий — генерал-лейтенант А. М. Городнянский), 57-я (командующий — генерал-лейтенант К. П. Подлас) и 9-я армии (генерал-майор Ф. М. Харитонов) прорвали немецкую оборону, выйдя к Чугуеву и Мерефе, где завязались упорные бои.

На северном фланге операции советские войска силами 28-й армии генерал-лейтенанта Д. И. Рябышева (6 стрелковых и кавалерийских дивизий, 3 танковые и 2 механизированные бригады) в районе Волчанска создали прорыв глубиной 65 км и значительно продвинулось в районе Белгорода.

Пассивность войск правого фланга Юго-Западного фронта позволила немецкому командованию выводить часть сил с этого участка и перебрасывать их на угрожаемое направление. А бездействие всего Южного фронта дало возможность 17-й немецкой армии и всей армейской группе Клейста 13 мая без всяких помех начать перегруппировку войск и подготовку к контрудару на изюм-барвенковском направлении.

К исходу 16 мая стрелковые соединения обеих ударных группировок продвинулись на 20 — 35 км и вели бои на рубежах, овладение которыми планировалось на 3-й день операции. Подвижные войска вместо предусмотренного планом операции глубокого вклинения в глубину обороны противника находились еще в прифронтовой полосе и на северном участке втягивались в оборонительные бои, а на южном готовились к вводу в прорыв. Во время боев 12—16 мая основная идея наступательной операции Юго-Западного фронта — уничтожение харьковской группировки противника путем охвата ее главными силами северной и южной группировок — проводилась непоследовательно и недостаточно энергично. Наступление Юго-Западного фронта по-прежнему проводилось изолированно от Южного фронта.

На всем фронте 57 и 9-й армий, занимавших южную сторону барвенковского выступа, оборона строилась по системе опорных пунктов и узлов сопротивления. Боевые порядки дивизий не эшелонировались. Вторые эшелоны и резервы в дивизиях и армиях отсутствовали. Поэтому глубина тактической обороны не превышала 3-4 км. При всем этом, несмотря на полуторамесячный срок пребывания в обороне, работы по созданию оборонительных сооружений и инженерных заграждений проводились неудовлетворительно.

На всем 180-километровом фронте армий было построено всего 11 км проволочных заграждений. Таким образом, как оказалось ни оперативное построение войск 57 и 9-й армий Южного фронта в обороне, ни инженерное оборудование местности не обеспечивали жесткой обороны южной стороны барвенковского выступа. Кроме того, действия немцев расценивались как оборонительные. Возможность наступления противника против барвенковского плацдарма в ближайшее время исключалась.

Контрнаступление немцев

Как оказалось, план контрудара немцев состоял в том, чтобы, обороняясь ограниченными силами на ростовском и ворошиловградском направлениях, нанести два удара по сходящимся направлениям на южной стороне барвенковского плацдарма. Один удар намечался из района Андреевки на Барвенково и второй из района Славянска на Долгенькая с последующим развитием наступления обеих группировок в направлении на Изюм. Этими ударами немецкое командование рассчитывало рассечь оборону 9-й армии, окружить и уничтожить части этой армии восточнее Барвенково. В дальнейшем предполагалось выйти к реке Сев. Донец, форсировать ее на участке Изюм, Петровская и, развивая наступление в направлении на Балаклею, соединиться с частями 6-й армии, оборонявшими Чугуевский выступ, и завершить окружение всей барвенковской группировки войск Юго-Западного направления.

17 мая 1-я танковая армия вермахта Э. Клейста нанесла удар в тыл наступающим частям Красной Армии. Частям Клейста уже в первый день наступления удалось прорвать оборону 9-й армии Южного фронта и к 23 мая отрезать советским войскам пути отхода на восток. С. К. Тимошенко доложил о произошедшем в Москву, прося подкреплений. Только что вступивший в должность начальника Генерального штаба Василевский предложил отвести войска с барвенковского выступа, однако Сталин разрешения на отступление не дал[7].

Уже к 18 мая ситуация резко ухудшилась. Начальник Генштаба А. М. Василевский ещё раз предложил прекратить наступление и вывести 6-ю, 9-ю, 57-ю армии и армейскую группу генерала Л. В. Бобкина с барвенковского выступа. Однако С. К. Тимошенко и Н. С. Хрущёв доложили, что угроза со стороны южной группировки вермахта преувеличена, и И. В. Сталин вновь отказался дать приказ на отвод войск[8]. В результате к 23 мая значительная часть войск ударной группировки Красной Армии оказалась в окружении в треугольнике Мерефа-Лозовая-Балаклея.

Барвенковская западня

25 мая начались отчаянные попытки частей Красной Армии вырваться из окружения. Командующий 1-й горнострелковой дивизией генерал Ланц (нем. Hubert Lanz) вспоминал о чудовищных атаках массами пехоты. К 26 мая выжившие солдаты Красной Армии оказались заперты на небольшом пространстве площадью примерно 15 кв. км. в районе Барвенково. Попытки прорвать окружение с востока блокировались упорной обороной немцев при активной поддержке авиации. 28 мая последовал приказ С. К. Тимошенко о прекращении наступательной операции, но усилия по прорыву из окружения продолжались до 30 мая.

Выжившие из 6-й и 57-й армий, при поддержке сводной танковой группы генерал-майора Кузьмина, состоявшей из остатков 5-й гвардей­ской, 7-й, 37-й, 38-й и 43-й танковых бригад, а также ос­татков 21-го и 23-го танковых корпусов, с огромными потерями сумели прорваться к своим в районе села Лозовенька[9].

Несмотря на все усилия, вырваться из «барвенковской западни» удалось не более десятой части окружённых[10]. Советские потери составили 270 тыс. человек, из них 171 тыс. — безвозвратно[2]. В окружении пропали без вести или погибли: заместитель командующего Юго-Западным фронтом генерал-лейтенант Ф. Я. Костенко, командующий 6-й армией генерал-лейтенант А. М. Городнянский, командующий 57-й армией генерал-лейтенант К. П. Подлас, командующий армейской группой генерал-майор Л. В. Бобкин[11].

Маршал И. Х. Баграмян, занимавший в то время пост начальника штаба Юго-Западного фронта, приводит следующие причины поражения советских войск в районе Барвенковского выступа, косвенно обвиняя командующего Южным фронтом Р. Я. Малиновского, чьи части обороняли южную сторону выступа:

Баграмян И. Х. Так мы шли к победе. — Воениздат. — М., 1977.

Последствия

В результате поражения крупных сил Красной Армии под Харьковом, оборона советских войск в полосе Южного и Юго-Западного фронтов оказалась кардинально ослабленной. Пользуясь этим, немецкое командование начинает успешно развивать заранее намеченное стратегическое наступление по двум направлениям — на Кавказ и на Волгу («Вариант Блау»).

28 июня 4-я танковая армия под командованием Германа Гота прорвала фронт между Курском и Харьковом и устремилась к Дону.

В Воронежско-Ворошиловградской операции, и на южном направлении в целом, Вермахт проводит успешное наступление. Однако осуществить намеченный разгром и пленение всех сил Красной Армии на данном участке советско-германского фронта не удаётся. Советские войска отступают к Сталинграду и Ростову-на-Дону.

7 июля пала правобережная часть города Воронежа. 4-я ТА повернула на юг и стремительно двинулась на Ростов между Донцом и Доном, громя по дороге отступающие части Юго-Западного фронта. Только пленными РККА потеряла на данном участке более 200 тыс. человек[12]. По другим данным — только 80 тыс.[13]

Как следствие отката советских войск на восток, а также в связи с угрозой потери Новороссийска (стоянки ЧФ) в конце июня был отдан приказ об эвакуации Севастополя, державшего оборону почти год. Крым полностью попадает под оккупацию немецких войск.

23 июля пал Ростов-на-Дону — путь на Кавказ стал открытым.

6-я армия, проводя отступление от Харькова на восток вдоль Дона, к началу августа вышла на дальние подступы к Сталинграду.

28 июля 1942 года издается знаменитый приказ № 227 «Ни шагу назад!».

См. также

  • Великая Отечественная война
  • Первая битва за Харьков (октябрь 1941)
  • Третья битва за Харьков (февраль-март 1943)
  • Четвёртая битва за Харьков (август 1943)
  • Немецкая оккупация Харькова

Литература

  • Абатуров, Валерий. Харьков — проклятое место Красной Армии. М.: Яуза; ЭКСМО, 2008. 539 с.
  • Исаев А. В. — Краткий курс истории ВОВ. Наступление маршала Шапошникова. — М.: Яуза, ЭКСМО, 2005.
  • Жаркой Ф. М. Танковый марш. Изд. 3-е: МВАА. — СПб., 2011.
  • Баграмян И. Х. Так мы шли к победе. — М.: Воениздат, 1977.

dic.academic.ru

Битва за харьков 1942

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.